Новости

А был ли в реальности «самый страшный» оперативный приказ НКВД № 00447 от 30 июля 1937 года или это очередной миф?

На канале была статья про 1937 год, правда, с совершенно иной информацией и под другим ракурсом.

Хотя поднятая в той статье тема была совсем о другом, но обсуждениях прозвучало и про ту самую, уже всем привычную точку зрения на 1937 год. Тогда вернемся еще раз к точке отсчета по другой, привычной всем информации. Рассмотрим — а была ли она, точка отсчета всего произошедшего тогда? Речь пойдет о Приказе НКВД № 00447.

Уже после распада Советского Союза, 4 июня 1992 года в газете «Труд» на самой первой странице, под вызывающе громким заголовком «Расстрел по разнарядке, или Как это делали большевики», появляется сенсационная публикация! Прямо дух захватывало!
От нее вот уже больше 30-ти лет, как от печки, танцуют либералы и все недруги СССР и советского прошлого. Мол, вот — документ! Читайте!

Эта была публикация с текстом внезапно «рассекреченного приказа НКВД № 00447 от 30 июля 1937 года», что являлся вроде как главным, основным, по мнению либералов — «самым страшным приказом», якобы положившим начало тому самому, что в историографии известно, как «Большой террор».

Сей термин возник благодаря вбросу Роберта Конквеста, англо-американскому «специалисту по истории СССР». Ну, эти «специалисты», как известно, такого про нас напишут, что только держись.
Но вброс Конквеста про «Большой террор» у нас сразу был подхвачен либералами. И понеслось, «пошла писать губерния» — как говаривал Чичиков в «Мертвых душах».

Та самая публикация в газете «Труд». 

Вообще, а какие могут быть сомнения в том, что было опубликовано в «Труде»? Странно сомневаться, да? Ведь, начиная с пресловутого ХХ съезда КПСС всем советским, а затем и российским гражданам, было прекрасно известно обо всех «злодеяниях кровавого Сталина». Так ведь было?
Как говорится — до обеда ловили, а после обеда расстреливали. И так 365 дней в году на протяжении многих и многих лет. Ужас просто!

Это же всем известно и давно стало истиной! Ведь именно об этом довольно смачно писали в своих «трудах» Солженицын, Шаламов и другие такие же, вовсю «разоблачал» журнал «Огонек» в те самые «перестроечные годы». Помнится, что журнал с очередной «порцией разоблачений» передавали друг другу и зачитывали буквально до дыр!

Снимались и до сих снимаются фильмы, переиздаются книги и все годами вбивается и вбивается в головы… Какие тогда могут быть сомнения в «кровожадности усатого», как позволяют себе выражаться отдельные комментаторы? О «Большом терроре» ведь все известно давно!

И с тех пор с этой мантрой — «Большой террор… кровожадный Сталин… расстреливали тысячами… миллионами… миллиардами…» так многие и живут.

Хотя всерьез обсуждать «откровения» солженицыно-шаламовых и иже с ними, обсуждать многолетние мантры — совершенно не интересно и не смешно совсем.

Что получается, если принять за правду текст, что был напечатан в газете «Труд»?

Выходило, что оперативным приказом отдельного ведомства (пусть и серьезного, но все-таки одного ведомства) создавался некий несудебный орган, который теперь выносил приговоры, а все документы этого созданного органа имели гриф «Совершенно секретно».
Подчеркиваю — Приказ Ведомства! Это стоит серьезно учитывать. А разве ведомство могло решать ЗА СТРАНУ в целом именно в таком контексте без согласования с другими?!

Но был ли вообще в реальности этот приказ? Есть такой ресурс — ИстМат«Исторические материалы», где публикуются всевозможные документы и т.п.
Что пишет «ИстМат» касательно документа «Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР Н. И. Ежова № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» от 30 июля 1937 г.»?

Читаем про источники на этом ресурсе, где сей приказ был опубликован — «…«Через трупы врага на благо народа». «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг. Т. 1: 1937 г. М.: (РОССПЭН): Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина»: Германский исторический институт в Москве, 2010. Стр. 99-115…». Вот там и опубликовано.

Далее, в самом конце сего «документа» написано, откуда еще взяли — «Книга памяти жертв политических репрессий: Ульяновская область» /Под ред. Золотова Ю. М. Ульяновск, 1996. Т. 1. С. 766-780.
Далее — «Текст идентичен копии из Архива Президента Российской Федерации и Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины».
«Идентичен копии…» — очень любопытно. А СБУ тут, конечно, тот еще «источник».

Но главное, вишенка на том самом торте — «Впервые текст приказа № 00447 с некоторыми сокращениями был опубликован в: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики//Труд. 1992. 4 июня. С. 1-4.». К

Все, круг замкнулся. Пришли туда, откуда и начали.

Вообще, время выхода статьи в газете «Труд» — это время, когда просто был дикий разгул (по-другому и не скажешь) антикоммунистической пропагандистской кампании. На простого уже российского обывателя выливались тонны именно антисоветских помоев.

Это и понятно — пришедшей к власти группы Ельцин и Ко любыми путями необходимо было донельзя дискредитировать бывшую власть КПСС. Объективности ради стоит сказать, что она и сама постаралась в этом преуспеть, особенно в последние годы правления.

При этом без всякого стеснения вбрасывались и откровенно фальсифицированные как бы «документы». Чем больше шума, тем лучше — так, вероятно, тогдашние властители думали.

Руководствовались (а порой еще кое-где и продолжают руководствоваться) словами, которые приписывают откровенному негодяю, но в своем деле человеку безусловно талантливому — Геббельсу. Ему приписывают изречение «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой».
Действительно — когда изо всех утюгов сутками, месяцами, годами только и неслось о «кровавом Сталине», стоит ли удивляться, что до сих пор есть отдельные индивидуумы, свято в это верящие?

Но эти слова принадлежат Франсуа Рене де Шатобриану, французскому дипломату XVIII-XIX веков.

Франсуа Рене де Шатобриан (1768-1848). 

Он говорил — «Повторенная ложь становится правдой». А Геббельс только дополнил — «Поэтому суть пропаганды всегда состоит в ее простоте и повторении».
Вот и получается, что главное — многократное повторение даже откровенной лжи! И тогда в нее начинают верить.

Так, что ко всему, что тогда обильно печаталось в газетах и «толстых жкрналах», ко всякого рода «откровениям и воспоминаниям», стоит относиться с большой критичностью и осторожностью.

Что можно сказать о внешнем виде сего «документа»? Какой-то очень уже простецкий вид. И даже не на официальном бланке, что уже настораживает —

Написано было в этом самом приказе — об увеличении «лимитов» должны бить в колокола наркомы республиканских НКВД и начальники УНКВД. И обращаться непосредственно к главе НКВД Ежову.

А что вещают историки либерального направления? Запросы на те самые «лимиты» шли в адрес ЦК на имя Сталина за подписью секретарей республиканских и областных партийных органов, которые Сталин де подписывал не глядя.

Но по приказу — так не бывает! Так они не исполняются!

Еще ряд сомнительных моментов. Так глава НКВД почему-то подменяет собой судебные органы и прокуратуру, даже определяя их работу и состав «троек».

Как написано —

«…IV. ПОРЯДОК ВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ

1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощенном порядке. В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного…»

Или —

«…V. ОРГАНИЗАЦИЯ И РАБОТА ТРОЕК

1. Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек.

2. На заседаниях троек может присутствовать (там, где он не входит в состав тройки) республиканский, краевой или областной прокурор…»

Т.е. — прокурор, глава надзорного органа (в том числе и за деятельностью НКВД!), становится подчиненным и его приказным порядком даже вводят в состав «тройки»! А если не вошел — милостиво разрешают присутствовать на заседании. Ндаа…

В таком случае приказ должен быть совместный, согласованный и с подписями руководителей других ведомств! Где он? Нет такого совместного приказа.

Создается впечатление, что этот приказ был сильно отредактирован, а может и полностью написан где-то в начале 1990-х годов.

Далее — какое отношение НКВД имело к вопросам о мере наказания? В соответствии с текстом, речь идет о 2-х категориях, для первой из которых указан расстрел, а по второй — срок заключения. Повторю — это в оперативном приказе по одному конкретному ведомству! Но вынесение приговора — это прерогатива других.

По приказу написано, что вся процедура должна быть завершена за 4 месяца. Т.е. — срок действия приказа именно 4 месяца! К 6 декабря 1937 года все должно было быть завершено! Но тогда снова вопрос —

«…к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и по рассмотрении их дел на тройках — РАССТРЕЛУ…»

Сколько по тексту приказа шло по 1-й категории? Берем калькулятор и считаем — 76 500 человек, если автор не ошибся.
Расстрелять за 4 месяца 76 500 человек — это по 19 000 в месяц! Но это по тексту приказа, по предложению НКВД. При этом те самые лимиты могли быть увеличены по согласованию, т.е. цифра могла быть значительно больше!

А теперь прикинем — не просто же хватали тех, кого записали в 1-ю категорию и тут же, за угол, а там расстрельная команда ждет. Все быстро, как говорил герой кинофильма — «Без шума и пыли».

Нет, нужно было время на арест, какое-никакое следствие и вынесение решений теми самыми «тройками» — времени, в итоге, остается совсем в обрез.

Вот такой есть документ, который как раз и говорит об этом — «Оперативный план НКВД УССР по изъятию кулаков и уголовников по 1-й категории».
На его примере можно посмотреть порядок проведения следственных действий —

«Следствие по делам на кулаков и уголовников проводится в 7-дневный срок. В каждом деле должны быть следующие материалы:
а) установочные данные и местонахождение лица, намеченного к аресту, состав семьи;
б) справка и характеристика сельсовета и колхоза (о социально имущественном положении, судимости, социальной опасности и т. п.);
в) справка судебно-следственных и административных органов о судимости, регистрации;
г) протоколы допросов свидетелей, очных ставок;
д) справки, составленные по агентурным материалам;
е) санкция прокурора на арест;
ж) заключение по делу».

Что подразумевается под 1-й категорией, если посмотреть на приказ № 00447? Расстрел. Логичный вопрос сразу напрашивается, если это 1-я категория — зачем тогда столько формальностей? Пару минут и к «стенке», чего мусолить? Также все преподносилось. А тут… Целую канцелярию с писаниной развели!
А, если, к примеру, по пунктам «Г» и «Д» не будет подтверждена «вредительская деятельность» арестованного по 1-й категории? Если свидетели, очные ставки ничего не дадут, от агентуры ничего не будет? А если вдруг прокурор не дал санкцию на арест — пункт «Е»? И 7 дней следствия на каждого! А сроки очень ограничены! Что делать??

Теперь по расстрелам. Задача не простая, как кажется. К тому же все надо делать тайно. Не в канаву же загонять 1-ю категорию под пулеметы!
Нужно задействовать ресурсы — люди, транспорт, финансы и т.д. А это должно было оставить после себя документы из перечня различных письменных указаний, распоряжений, актов, приказов, справок и т.д. Но почему-то не оставило …
Архивы не открыты? А что мешало это сделать для подтверждения той самой «истины из всех утюгов» насчет «кровавого Сталина»? Мол, вот, документы, читайте!
А может этого и нет в архивах?…

Следует обратить внимание и на такой важный момент — заседание Политбюро было 31 июля 1937 года. На нем и обсуждался якобы именно этот приказ НКВД. И вообще — речь шла об утверждении ПРОЕКТА приказа! Правда, номер его так и не указан —

442. — Вопрос НКВД.

1. Утвердить представленный НКВД проект оперативного приказа о репрессировании бывших кулаков, уголовников и антисоветских элементов…

Очень интересно. Политбюро рассматривало ПРОЕКТ приказа НКВД. Вопрос только — а какой был представлен ПРОЕКТ?…

И что было днем ранее? А днем ранее УЖЕ ВЫШЕЛ тот самый Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР Н.И.Ежова № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» от 30 июля 1937 г.

Получается, НКВД уже выпустило приказ, а Политбюро ЦК на следующий день (!) только решило рассмотреть его ПРОЕКТ! Здорово! Кто в такое поверит?

Вот и возникают большие вопросы в подлинности приказа № 00447 в том виде, в котором он, якобы, был найден и представлен общественности в публикации газеты «Труд».

Вообще, 1990-е годы были временем множества сомнительных «документов». К примеру, некая «шифротелеграмма Вышинского», в которой он якобы отдает распоряжение —

«…Соблюдение процессуальных норм и предварительные санкции на арест не требуются. Решения троек окончательны, об исключительных обстоятельствах, связанных [с] рассмотрением дел, меня информируйте…»

Крайне сомнительно. Прокурор Советского Союза говорит об отказе от процессуальных норм в какой-то мутной телеграмме. А почему это не оформляется конкретным приказом по ведомству? Приказ — это уже приказ, требование к исполнению и действию. А тут какая-то мутная телеграмма…

Да и телеграмма снова вышла уже после того, как нарком НКВД якобы уже сам все решил и прописал в приказе по своему ведомству, а остальным — исполнять! В том числе и прокурорским. Поверить в такое можно?

Словом, подводя итоги обзора по приказу № 00447, можно сделать такой вывод —

К опубликованному тексту приказа № 00447 есть много серьезных вопросов. Имеются явные не стыковки, можно сделать вывод — приказ частично, а может и полностью, фальсифицирован!

В 2004 году был издан сборник документов «Массовые репрессии в СССР».

Странно, но в разделе, посвященному т.н. «Большому террору» вообще нет никаких документов ни Политбюро ЦК, ни распоряжений Правительства СССР, посвященных обсуждению той самой операции, якобы начатой приказом №00447. А ведь он считается точкой отсчета у либералов!

В 1988 году вышло Постановление ЦК КПСС о результатах работы реабилитационной комиссии, возглавляемой членом Политбюро ЦК КПСС Яковлевым. Имеется ввиду обвинение Сталина и его окружения в том, что и получило название «Большой террор 1937-1938 годов», в ходе которого, якобы были расстреляны сотни и сотни тысяч.

Впервые сведения об этом появились в Записке А.Н.Яковлева, В.А.Медведева, В.М.Чебрикова, А.И.Лукьянова, Г.П.Разумовского, Б.К.Пуго, В.А.Крючкова, В.И.Болдина, Г.Л.Смирнова в ЦК КПСС «Об антиконституционной практике 30-40-х и начала 50-х годов» от 25.12.1988 г.

В Записке содержатся обвинения в адрес В.М.Молотова, Л.М.Кагановича, К.Е.Ворошилова, А.А.Жданова, Г.М.Маленкова. Прошлись и по Хрущеву с А.И.Микояном, по А.А.Андрееву.

Человеку здравому будет ясно, что сия Записка — крайне тенденциозный и совершенно необъективный документ. Обвинения, предъявленные в ней деятелям из руководства СССР того времени, какие-то дикие и абсурдные.
Текст довольно большой по объему, его можно прочитать вот тут — https://alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/66195

И здесь тех, кто считает «Большой террор» реальным в нашей Истории, хочется спросить — Как можно объяснить, что когда писалась эта Записка, члены Комиссии Политбюро совершенно не были в курсе того самого приказа № 00447? Он же ввел те самые «тройки», а они что-то про решение ВЦИК и т.п.

Из Стенограммы заседания Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х и начала 50-х гг. от 26.10.1988 года

«…Тов. Яковлев А.Н. «…Было много разговоров о работе Комиссии, и в воздухе повис такой вопрос: а не пойти ли нам на такой шаг, как отмена решений всех «троек», так как они были незаконны как таковые? Но надо себе отдавать отчет, что это акт политический. Мы с вами только его решить не можем, я ставлю его на сегодняшнее предварительное обсуждение.
Потому что здесь содержатся и определенные противоречия. Ведь «тройками» осуждены и лица, которые занимались шпионажем, бандитизмом, диверсиями и т.д., то есть практически действиями, подсудными по уголовному закону.
Тогда что же выходит? Мы отменим все решения «троек», но тогда нужно заводить уголовные дела на лиц, которые занимались уголовно наказуемыми делами. Или же пойти на решительный шаг отмены решений «троек» и сделать оговорку, что: «те, кто уже отсидел за уголовные дела…» и т.д. И что получится? Это будет и их реабилитацией, или как?»

Тов. Савинкин Н.И. «Надо и КГБ, и Прокуратуре, и Минюсту, и Верховному суду посмотреть».

Тов. Теребилов В.И. «Все решения «троек» подлежат пересмотру и отмене, потому что обвинять могли только юридические органы. 90 с лишним процентов этих дел не содержат никакого практического материала. Мы реабилитируем фактически на чистом листе, потому что нет толком обвинений.
Но, может быть, это сделать так: ограничить временем – до начала войны. Потому что в военное время и после есть часть таких дел, а до начала войны – я еще не встречал такого дела.
Но что меня еще смущает. Если мы будем рассматривать это так, как делаем сейчас, то мы минимум 10 лет народ будем будоражить этими сообщениями. Пусть еще год, два, три, но нужно кончать с этими делами. Пересмотреть индивидуально каждое из них – практически невозможно.
В то же время, у меня такое политическое соображение, что без конца, очень долго, много лет эту работу вести не стоит. Юридически такое решение может быть. Но, наверное, надо оговорить его сроком: до начала войны. Тем более что есть еще один оттенок. Ведь по сути будет отмена судебными органами решений несудебных органов – этим мы как бы делаем их правомерными.
Потом. Эти Особые совещания – вещь вообще странная. Они состояли из одного человека – министра НКВД, или, бывало, из двух человек – министра НКВД и прокурора. Были и чуть побольше такие совещания – зам. министра, министр НКВД и прокурор».

Тов. Крючков В.А. «По существу, мы их делаем субъектом права».

Тов. Яковлев А.Н. «Давайте подумаем над этим вопросом до следующего совещания».

Тов. Чебриков В.М. «Может быть, кто-то пусть сделает статистику, чтобы видеть картину, что там за объем, сколько таких случаев, какие они».

Тов. Теребилов В.И. «Сегодня в «Известиях» латыши опубликовали сообщение о том, что они реабилитируют раскулаченных , по существу на местах начинают осуществлять это всё».

Тов. Пуго Б.К. «Скажем, то, что до войны – это заманчивый подход. Но в республиках, в Прибалтике начнется опять это, как и в 1938 году – тоже была эта акция».

Тов. Лукьянов А.И. «Было постановление ВЦИК, которым эти «тройки» узаконены. Поэтому речь идет о том, чтобы отменить это постановление в сущности, признать его утратившим силу. И я за то, чтобы сделать так – до войны».

Тов. Сухарев А.Я. «Мне казалось бы, что в этом случае наша Комиссия должна была бы выйти в Верховный Совет СССР с просьбой признать эти суды, эти «тройки» незаконными. В принципе сделать такой шаг надо, чтобы сделать его политическим…»

В ходе заседания никто не вспомнил, что был «знаменитый» приказ НКВД № 00447, который и послужил якобы началом всего, и по которому были созданы эти самые «тройки»! Члены комиссии не знали об этом? Странно…

Вот такой получился рассказ о больших сомнениях в наличии того самого, сильно за десятилетия распиаренного «приказа НКВД», положившему якобы начало т.н. «Большому террору».

Вполне вероятно был совсем другой приказ об этом и очень возможно, что с другими, значительно меньшими цифрами. Но такое положение дел не совсем устраивало «творцов перестройки» — Яковлева со товарищи. Может быть, может быть …

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × три =

Кнопка «Наверх»