Новости

Больная Волга: куда пропали 127 миллиардов рублей на строительство очистных

Программа «Оздоровление Волги», начатая в 2018 по инициативе президента Путина, завершилась бесславно. 127 миллиардов рублей по большей части растворились, а из 121 очистных только 6 отвечают требованиям нормативной очистки. В Думе никого в воровстве не обвиняют, только вопрошают — почему? Экологическая катастрофа

Елена Петрова, Татьяна Свиридова

 

«У меня в телефоне вся память забита фотографиями, видео, комментариями людей, которые живут на берегах Волги. Всё это для Генеральной прокуратуры и Следственного комитета, Счётной палаты. Если бы мы выкладывали информацию по всем 120 объектам, то за этим столом многих бы сейчас не было», — мрачно говорит на заседании комитета депутат Госдумы, член комитета по экологии Жанна Рябцева.

 

Речь идет об очистных сооружениях и ливневой канализации по берегам Волги, на строительство которых в 2018 году были выделены 127 миллиардов рублей. В 2024 году вредные стоки в реку должны были сократиться в три раза. Но они не сократились.

 

Из 121 объекта только 6 отвечают требованиям. Зато фонды были вычерпаны практически полностью. Некоторые области, как Нижегородская, уже потратила 12 миллиардов и говорят, что им еще потребуются 14 миллиардов. Среди осмотренных депутатами объектов было много интересного: ливневка, которая не вела в никуда, новые очистные за 3,6 миллиарда, которые никогда не будут пущены в эксплуатацию. Некоторые проекты менялись по ходу стройки и закончились ожидаемо — пшиком.

 

Единственный из волжских губернаторов, посетивший стройки живьем, был новоизбранный начальник Самарской области. Остальные собирались послать в Минстрой и Минприроды, по едкому выражению депутата Рябцевой, «красивые картинки» — презентации о достижении целей.

 

Вслед за депутатами теперь на те же объекты собирается вице-премьер Дмитрий Патрушев. И в правительстве теперь заинтересовались, куда пошли народные миллиарды.

Депутат Госдумы РФ по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Жанна Рябцева бьет тревогу: вредные стоки в Волгу не сократились после выделения миллиардов на очистные Фото: Анна Исакова/Пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

Новые очистные не работают, строящиеся введут в эксплуатация с опозданием

 

Конечно, есть и передовики. 3-4 года работают новые очистные в городе Отрадный, Самарской области, очистные Борсма в Нижегородской области, в Досчатой, Нижегородской области, Козьмодемьянске, Череповце. Там проектировщики и генподрядчики работают по сей день, осуществляя гарантийное обслуживание.

 

Но «красная зона» значительно больше. В Костроме и области построили две ливневки на 190 миллионов, рассказывает Жанна Рябцева:

 

«Открываешь крышечку, тебе показывают пальчиком — там труба, там песочный фильтр, но мы не можем проверить. Труба уже закопана, 150 млн потрачено. К Волге не имеет никакого отношения. Проехали в область. Там тоже ливневая канализация, 40 млн. Открываем крышечки. Чего только туда не напихали, включая обеззараживание. Но оно не работает».

 

В Волгореченске Костромской области люди платят за канализацию по новым, повышенным тарифам, а построенные очистные не работали ни дня.

В Конаково Тверской области произошла и вовсе ситуация по Николаю Васильевичу Гоголю. Узнав о визите высокой делегации, местные начальники кинулись к построенным 2 года назад очистным, но не смогли найти туда дверь.

Вице-премьер РФ Дмитрий Патрушев теперь должен выяснить: почему деньги на очистные были, а очистных нетФото: Сергей Бобылев/POOL/ТАСС

«Красная зона» охватывает и те объекты, которые числятся построенными, и проекты на стадии строительства. А таких уже сейчас 15. На некоторые из них выделены миллиарды. Но уже сейчас сроки приемки сдвигаются на год и полтора. На очистные в Астрахани выделено 2 млрд 100 млн рублей, запоздание на 300 дней. В Нижегородской области уже потратили 12 миллиардов и просят новое финансирование, уже 14 миллиардов. В Твери очистные стоили 1,820 млрд, но воз и ныне там.

 

«Кинешма. Строят очистные сооружения. Цена вопроса — 3,6 млрд рублей. Если вы меня спросите, сделают ли они пуско-наладку в декабре, улучшится ли жизнь в Ивановской области? Я вам скажу: в декабре этот объект будет законсервирован, потому что они коллектор убрали, очистные построили, стока нет. Объект встанет на консервацию. Новый объект за 3,6 млрд. Где люди, которые эти решения принимали?», — вопрошают депутаты.

 

Этот вопрос можно задать в отношении 114 построенных и строящихся сооружений. Ни о каком уменьшении стоков в три раза речь не идет. Цель проекта не будет достигнута никогда.

Таков итог депутатской проверки.

В Кинешме 3,6 миллиарда превратились в бетон, но проблему канализации не решили Фото: kinishemeg.ru

Почему очистные жизненно необходимы на Волге?

 

Между тем, специалисты давно перестали называть Волгу рекой.

 

— Волги нет. Слово «Волга» не должно употребляться. Есть Волжский каскад водохранилищ. Это несколько другое, это не Волга. Вода там не текучая, она стоячая. Она не течет, а стоит там, со всеми вытекающими отсюда неприятностями, с точки зрения экологии, — объясняет эколог Владимир Экзарьян.

 

В отличие о рек, которые называют «санитарами» городов, в водохранилищах вредные вещества стоков остаются лежать на одном пяточке. Для этого есть термин — аномалии. Донные отложения способны долгое время втягивать в себя всю грязь. Но когда пройдена точка невозврата, то эти аномалии сами становятся источником заражения воды в водохранилищах.

 

Непостроенные или неправильно построенные очистные сливают стоки и создают очаги экологического бедствия. Трудно поверить в том, что региональные власти не догадываются о последствиях.

Так «цветет» Куйбышевское водохранилище в районе Ульяновска Фото: ulpravda.ru

Главные загрязнители волжских водохранилищ

 

Заместитель директора по научной работе Института экологии Волжского бассейна РАН, кандидат географических наук, доктор технических наук, профессор Владимир Селезнев рассказал «НИ», что деньги регионам выделялись под «болевые точки», туда, где загрязнение было особенно сильным:

 

— Это все крупные города, все крупные промышленные предприятия, которые расположены в Волжском бассейне. Это все водопользователи, которые берут воду из Волги, используют, а потом сточные воды сбрасывают обратно в водотоки. Была задача уменьшить в три раза, реализация проекта должна была привести к тому, что сброс загрязняющих веществ, поступающих в Волгу, должен был сократиться в три раза. Естественно, ничего этого не произошло.

 

Есть три фактора, которые загрязняют Волгу. Одни изучены больше, другие меньше. Стоки — это только одна составляющая. Вторая опасность — это водосбор с сельско-хозяйственных территорий. И речь идет не только об удобрениях или пестицидах, как таковых, а о том, что в России используются устаревшие технологии при землепользовании. Аграрии вносят удобрения с нарушением всех норм.

Ученые: слово «Волга» не должно употребляться. Есть Волжский каскад водохранилищ Фото: Андрей Титов/Бизнес Online/ТАСС

Больше всего ученых беспокоит ситуация в животноводстве. В России не утилизирует навоз и птичий помет с ферм и птицефабрик. Он смывается в воду, и здесь начинаются другие проблемы, говорит эколог:

 

— Это влияет на рост водорослей. Я как эколог считаю, что цветение Волги — одна из сложнейших и наиболее актуальнейших проблем. Мы видим цветение водохранилищ, которые покрыты зеленью. Сами эти бактерии придают воде неприятный запах и вкус.

 

На крупных водохранилищах, таких, как, Волгоградское или Саратовское, возникают процессы эвтрофикации — размножение сине-зеленых водорослей. В воде уменьшается количество кислорода, который расходуется на окисление органики. Водохранилище начинает больше походить на болото, описывает Владимир Селезнев влияние водорослей. Страдает биологическое разнообразие, и появляются вселенцы:

 

— Состояние водоёмов привлекает тех гидробиотов, которые не свойственны были раньше. Они вытесняют «коренных жителей». Например, появляются ротаны, бычок. Вселенцы, которые хорошо приживаются.

Летом на Волге только с противогазом Видео: Youtube

Ученые говорят, что антропогенная нагрузка на водохранилища растет с каждым годом. Но что бы государство не предпринимало для улучшения экологии, все это исчезает, как в черной дыре.

 

— Вопрос в том, как снизить эту нагрузку, если у нас, даже если деньги выделяются, вместо того, чтобы тратить на снижение нагрузки, их «распиливают» или направляют не туда, куда надо? — задается вопросом профессор Владимир Селезнев.

 

В Думе пока просят губернаторов заняться проблемой по-хорошему, хотя и грозят прокуратурой. Однако, глядя на проблему 127 миллиардов рублей, этап уговоров прошел уже давно. Деньги были получены практически в полном объеме, а сдано в эксплуатацию только 5% намеченного. То, что откаты и распилы — проза жизни в российской экономики, знает каждый. Однако эта программа — случай выдающийся, ибо соотношение 95% — себе, а 5% — на дело даже в наших палестинах встречается нечасто.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × три =

Кнопка «Наверх»