Деньги

«Это диверсия западных спецслужб»: Россия на перепутье — эксперты ломают копья в поисках выхода

Экономика страны — основа нашего лучшего существования. Но сегодня Россия на перепутье — эксперты ломают копья в поисках выхода. Смелая дискуссия состоялась и в эфире «Первого русского». На вопросы Юрия Пронько в «Царьград. Главное» отвечали и экономисты, и представители бизнеса. «Это диверсия западных спецслужб», — так о принимаемых мерах высказался один из участников беседы. Но у других было и иное мнение

Начало спецоперации запустило целую череду процессов в отечественной экономике. Пока одни эксперты уверенно говорят о том, что Россия справилась со всеми санкциями и вскоре станет четвёртой экономикой мира, другие, наоборот, говорят о некоторых негативных явлениях. Сейчас, когда Россия находится на перепутье, экономика как основа нашего лучшего существования остаётся одной из главных тем дискуссий. Одна из них состоялась в эфире «Первого русского». Ведущий Юрий Пронько в рамках «Царьград. Главное» поговорил с представителями бизнеса и экономистами о последних тенденция в отечественной экономике. «Это диверсия западных спецслужб», — высказался об одной из мер эксперт, но были озвучены в ходе дискуссии и другие мысли.

Стартовой точкой обсуждения стали недавние слова академика Роберта Нигматулина, произнесённые в эфире Царьграда относительно соотношения роста экономики и реальных доходов домохозяйств. Он отметил, что, согласно критериям Организации экономического сотрудничества и развития, большая часть населения России является бедной. Юрий Пронько, комментируя статистику, приведённую академиком, отметил, что усилия должны быть направлены именно на рост реальных доходов домохозяйств, увеличение покупательной способности:

То есть вы можете рассуждать про валовый внутренний продукт, про паритет покупательной способности, кстати, забывая к этому добавить вот это словосочетание «на душу населения». Можете говорить про макроэкономику, про что угодно. Но, если у вас 75% населения бедные, а академик Нигматулин привел конкретные параметры оценки, по которым, собственно, можно это квалифицировать, то всё остальное — это видимость. Вот просто видимость, и не более того.

Объективные факты за рост и развитие

Константин Бабкин, отвечая на вопрос ведущего, относительно того, как преодолеть формирующиеся проблемы, отметил, что начать всё-таки стоит с успехов. Мы выстояли при санкционном ударе, и, несмотря на непростую ситуацию, наша экономика растёт. Однако стоит признать, что, в сравнении с активно развивающимся Востоком, наши темпы развития не так стремительны, как хотелось бы. У нас есть потенциал для развития, уверен Бабкин, но мы теряем огромные возможности.

Объективные факторы говорят о том, что Россия должна развиваться. Вот нет ни одного фактора объективного, который говорит: невозможно нам совершить экономическое серьезное развитие. Вот нет такого. Ресурсы, рынок, традиции, народ — всё есть, для того чтобы развиваться быстрее, чем другие страны. Но этого, я бы сказал, не происходит. А почему? Об этом говорили много, с разных ракурсов на Московском экономическом форуме. И никто с этим не спорил. Мысль состоит в том, что есть всё, но не хватает одной вещи — правильной экономической политики.

«Хвост» налоговой политики

Нет ни одного объективного фактора, который бы препятствовал росту отечественной экономики. Так в чём же тогда проблема? А дело в том, что экономическая политика по итогу упирается в налоговую политику, отмечает Андрей Павлов. Выходит так, что «хвост» в виде налоговой политики управляет целой собакой под названием «экономика России».

Здесь Павлов обращается к ретроспективе событий. В 2014 году, после введения против России первых санкций, были сформированы абсолютно правильные нацпроекты — это и импортозамещение, и развитие производства, и тому подобное.

Оставалось только изменить налоговое законодательство с целью поддержки промышленности. Однако в этом направлении фактически ничего не было сделано. Например, для производителей подняли НДС — с 18% до 20%, в то же время для ресторанов НДС сделали нулевым. Кроме того, в сфере услуг и торговли ввели самозанятых.

Вообще катастрофический шаг, это вообще преступление перед страной, перед экономикой, это диверсия западных спецслужб. Уже 10 миллионов самозанятых. Могут самозанятые идти в производство? Не могут, запрещено. Где могут работать самозанятые? В торговле и услугах. Так, секундочку, но ведь перед страной стояла цель не услуги и торговлю развивать, которые, в целом, и так достаточно развиты […]. У нас же стояла цель производство развивать. И в это время такую подножку поставили, опять же наши фискалы производителям. Просто лишили кадров,

— говорит Павлов.

Приводит в подтверждение своим словам эксперт цифры недавно увиденного отчета — в тексте указывалось, что 90% компаний на сегодняшний день испытывают проблемы с кадрами, 57% из которых — промышленные производства. То есть мы собственноручно подставили промышленность, заняв кадры в других областях. А время идёт — вскоре выйдет на пенсию поколение конца 50-х — 60-х годов, уйдут на пенсию учёные, слесари, токари и технологи. Ведь в Советском Союзе для создания самолёта в смежных производствах суммарно задействовалось порядка 2 миллионов человек, а что же сейчас? Сейчас люди в таком количестве работают в ретейлерах.

«И мы вместо того, чтобы перетянуть кадры в промышленность и производство, просто увеличили количество занятых людей в секторе торговли и услуг. При этом дав потрясающие, фантастические налоговые льготы», — заключает Андрей Павлов.

Суверенитет мышления

Производство необходимо наращивать — это понятно. Но именно такие призывы и звучат на правительственном уровне. С вопросом о том, почему не удаётся обеспечить рост производства, Юрий Пронько в ходе программы также обратился к Борису Акимову.

Собеседник отметил, что на площадке Московского экономического форума поднимались фундаментальные вопросы, которые лежат в основе в том числе и этой проблемы. Первичным в этом отношении является суверенитет мышления:

Вот когда мы говорим об экономике, когда мы говорим о том, что там верно, неверно, когда мы считаем какие-то рейтинги, когда мы ставим себя между какими-то странами, мы всегда исходим, на самом деле, из каких-то ценностных категорий, ценностей, которые выработаны были внутри западного гуманитарного дискурса.

То есть дореволюционные мыслители и теоретики, в числе которых Сергей Булгаков с его фундаментальной книгой о философии народного хозяйства, или даже те ценности в сфере экономической мысли, которые провозглашались в Советском Союзе, исходили из идеи суверенности.

Из того, что мы можем предложить некую иную систему ценностей, иную систему координат, иную систему оценки вообще экономической, хозяйственной деятельности человека, нежели было создано в 19-м и начале 20-го века на Западе,

— уточняет Борис Акимов.

Нам необходимо пересмотреть фундаментальные цели нашего движения:

Вот, на мой взгляд, первично то, что, может быть, звучит слишком романтично, но что-то, что связано с созидательной деятельностью человека. То есть человек должен свою сущность человеческую, творческую, созидательную воплощать в жизнь, тем самым гармонизировать пространство, социальное, экономическое, культурное, в широком смысле пространство вообще, жизнь вокруг себя.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × четыре =

Кнопка «Наверх»