Новости

«Ищу мужа с шанхайской пропиской»

Политика «одна семья — один ребенок» в Китае привела к тому, что молодые люди реже женятся и выходят замуж. Старшее поколение бьет тревогу: для них брак — важный показатель статуса. Forbes Woman рассказывает, как все это привело к возникновению стихийных брачных рынков под открытым небом и при чем тут феминизм

По выходным в Народном парке Шанхая сотни людей встречаются на импровизированном «брачном рынке». Они держат в руках объявления о поиске пары, прикрепляют их к зонтикам, которые играют роль импровизированных витрин, знакомятся и обмениваются контактами — все это в надежде найти подходящую партию для своих детей. 

В ярмарки женихов и невест в выходные превращаются парки во многих крупных городах Китая. Хотя сама идея может показаться анахронизмом, на самом деле брачные рынки — относительно недавнее явление. Первый и крупнейший в Китае брачный рынок возник в Шанхае в 2004 году. 

Чаще всего на такие ярмарки ходят родители потенциальных женихов и невест, а те порой даже не в курсе, что им ищут мужа или жену таким способом. Старшему поколению очень важно, чтобы ребенок обрел вторую половину. Одни родители стоят с объявлениями, другие ходят между рядов и выбирают будущего зятя или невестку по фото и краткому описанию, а потом договариваются с противоположной стороной о свидании вслепую для детей. 

Повсюду — в руках, на бордюрах, на специальных стендах — можно увидеть объявления с подробным описанием «кандидата» и требованиями к будущему зятю или невестке. Упоминаются возраст и рост, приверженность семейным ценностям, знак по китайскому гороскопу. Для удобства поиска рынки поделены на зоны — по городам происхождения, по вероисповеданию участников. 

Родители обычно помещают информацию о своих детях (место работы, размер зарплаты, возраст, рост и т. д.) на листке бумаги, прикрепленном к зонту (Фото Zuma·TASS)Если у потенциального жениха нет прописки в мегаполисе и достойного заработка, то его перспективы стремятся к нулю. Кроме того, китайских невест и их родителей часто волнует материальное положение потенциального жениха, род занятий, опыт учебы или работы за рубежом. 

Напротив, для девушки высшее образование и престижная профессия — порой минус. В документальном фильме «Женщины-остатки» (Leftover Women) одна из женщин, ищущая невесту сыну, отказывается договариваться о свидании с молодой юристкой Цю — ведь та сможет потом в случае конфликтов с мужем защищать свои права. Когда у тебя есть ученая степень, говорит Цю, люди думают: «Эта женщина, должно быть, очень жесткая, а не послушная». 

«Голые ветви» 

Традиционно в Китае, который долго был исключительно аграрной страной, ценилось мужское потомство. В условиях ограниченности ресурсов в деревнях практиковался инфантицид — намеренное детоубийство — девочек. В XIX веке стало очевидно: без женщин модернизация невозможна. Им разрешили получать образование и не бинтовать ступни (этот обычай превращал нормальные женские ноги в считавшиеся изящными «лотосы» — с длиной стопы максимум 5–7 см). 

Казалось, гендерное равенство наступило с приходом к власти Коммунистической партии — женщинам предоставили равные права в браке, позволили владеть землей (Мао Цзэдуну приписывают фразу «Женщины держат половину неба»). Однако они пострадали от политики «одна семья — один ребенок», которую власти КНР проводили для борьбы с перенаселением с 1970-х годов (тогда на одну женщину в КНР приходилось в среднем шесть детей).

Власти серьезно контролировали соблюдение репродуктивной политики. Нарушивших закон штрафовали и увольняли с работы, а женщин принуждали к абортам и даже насильственно стерилизовали. Например, в 2005 году в городе Линьи прогремела история о принуждении к стерилизации одного из родителей, поскольку в семье было двое детей. 

Такая политика Китая привела к гендерному дисбалансу: согласно последней переписи населения, число мужчин превышает число женщин как минимум на 33 млн человек. Среди людей в возрасте 20–24 лет на каждые 100 женщин приходится 114,6 мужчины, среди людей в возрасте 15–19 лет — 118,4 мужчины, среди людей в возрасте 10–14 лет — 119 мужчин.

Правда, из-за запрета на второго ребенка многие дети женского пола не регистрировались, поэтому данные могут быть не совсем точными.

В 2016 году власти КНР позволили гражданам иметь двух детей, но спустя два года рост рождаемости прекратился. В 2021 году супружеским парам разрешили иметь трех детей.

Однако темпы роста населения успели сократиться катастрофически. В 2020 году в Китае родилось около 12 млн детей — это на 18% меньше, чем в 2019-м (14,65 млн), и минимум с 1961 года. Демографы предупреждают, что снижение рождаемости и увеличение продолжительности жизни в Китае могут оказать серьезное влияние на экономику страны.

Очевидное следствие репродуктивной политики в Китае — нехватка потенциальных жен на брачном рынке. Появилось даже понятие «гуандун» — «голые ветви», — которым называют мужчин без хорошей работы и собственного жилья, чьи шансы найти невесту, создать семью и оставить потомство минимальны. 

Казалось бы, женщины находятся в более выгодных условиях — у них есть выбор, они могут вступать в брак с мужчинами более высокого статуса (правда, некоторые исследователи отмечают, что в этом случае усиливается гендерное неравенство внутри семьи). Но по выходным на брачных рынках можно встретить и предложения от потенциальных невест.

«Женщины-остатки» 

Удачное замужество дочери для большинства китайских родителей до сих пор остается крайне важным. Это не только забота о благополучии потенциальной невесты, но и способ решить финансовые проблемы семьи. За невест часто просят большой выкуп — десятки и сотни тысяч юаней. Именно гендерный перекос создал эту возможность.

Молодожены в парке в Шанхае, Китай (Фото In Pictures Ltd.·Corbis via Getty Images)

Между тем все больше китаянок, особенно в городах, отказываются жить согласно традициям. В китайском сегменте интернета, например, есть свое движение #MeToo — под этим хештегом в соцсетях девушки делятся историями о сексуализированных домогательствах. Хотя мужчины могут пользоваться банками спермы, в заморозке яйцеклеток женщинам часто отказывают клиники — и китаянки судятся с ними, отстаивая свои репродуктивные права.

В результате складывается парадоксальная ситуация. Из-за конъюнктуры на брачном рынке считается, что у женщины есть все шансы рано и удачно выйти замуж. Если же она этого не сделала — потому, что была занята построением карьеры, или потому, что не нашла партнера, разделяющего ценности равноправия, или потому, что просто была не готова, — в глазах общества она становится «неправильной». Ведь, согласно традиционным конфуцианским воззрениям, у всего в мире свое место, и порядок есть только там, где соблюдается иерархия. Место женщины — «под мужем». 

Для тех, кто не встроился в эту иерархию, есть термин «женщины-остатки», который появился в 2007 году и активно используется по сей день. Так называют женщин старше 27 лет, которые все еще одиноки. 

Журналистка, феминистка и писательница, научный сотрудник Восточноазиатского института Уэтерхед при Колумбийском университете Лета Хонг Финчер, написавшая книгу «Женщины-остатки: возрождение гендерного неравенства в Китае», считает, что термин был придуман в рамках агрессивной пропагандистской кампании, направленной на принуждение образованных женщин к отказу от карьеры, вступлению в брак и материнству. Финчер утверждает, что, учитывая падение рождаемости и множество спекуляций о влиянии этого на экономику Китая, правительство намеренно запугивает женщин, заставляя их поверить, что если они отложат вступление в брак, никто вообще не захочет на них жениться.

Эта кампания особенно эффективна, учитывая роль семьи в китайской культуре. Современным китайским женщинам приходится балансировать между собственными амбициями и необходимостью соответствовать ожиданиям старших родственников.

Героиня документального фильма телеканала «Аль-Джазира» «Китайские фальшивые бойфренды» Ли Чэньси заплатила симпатичному незнакомцу, чтобы он разыграл перед ее родителями роль ее спутника. А 38-летняя Вивьен Чоу, культурный критик из Гонконга, откровенно говорит о чувстве неполноценности, которое испытывает она и ее незамужние подруги. В ее окружении много образованных амбициозных женщин. Но все их успехи перечеркивает тот факт, что они не замужем. «Общество заставляет вас чувствовать, что в вашей жизни чего-то не хватает, что вы просто не прошли определенные этапы. Большинство людей ходят в школу, получают хорошую работу, копят деньги, покупают недвижимость, женятся и заводят детей. Это ваша жизненная программа, — говорит она. — Так что если вы не вписываетесь в программу, значит, чего-то не хватает».

Неудивительно, что на брачных рынках под открытым небом объявления кандидаток-женщин встречаются так же часто, как и объявления мужчин. В 2017 году на одном из них женщина, одетая в облегающее свадебное платье, предлагала «гражданство США тому, кто предложит самую высокую цену». В доказательство серьезности намерений в руке она держала американский паспорт.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − шесть =

Кнопка «Наверх»