Экономика

Москва решила проблему с «миллиардами рупий», пойдя у Нью-Дели на поводу

России удалось решить проблему с «миллиардами рупий», которые с 2022 года копились на счетах российских экспортеров в банках Индии. Об этом со ссылкой на осведомленные источники сообщила Hindustan Times.

Средства, по их словам, инвестированы в индийские акции, государственные ценные бумаги, инфраструктурные проекты, другие активы. И, как заметил один из собеседников издания, «большая часть рупий, накопленных в Индии, уже использована, это уже не проблема».

Подробности, однако, источники газеты не сообщили, назвав ситуацию деликатной. Не было также никаких официальных заявлений на этот счет ни с российской, ни с индийской стороны.

Как пишет Hindustan Times, средства (речь в основном идет о деньгах, принадлежащих российским экспортерам нефти — «СП») начали копиться на специальных рупийных счетах востро (SRVA), открытых летом 2022 г. для международных расчетов за поставки российских энергоносителей. И по сути все это время лежали мертвым грузом из-за трудностей с конвертацией. ЦБ Индии запрещает свободный обмен рупий на любую валюту.

В мае 2023 г. агентство Reuters сообщило, что Москва и Нью-Дейли приостановили работу над механизмом расчетов в рупиях. Поскольку для России, как отмечалось, такой механизм оказался невыгоден из-за торгового дисбаланса и невозможности полностью конвертировать индийскую национальную валюту.

Строго говоря, при взаимном товарообороте по итогам 2023 г. в 65 млрд долларов диспропорция в пользу России составила более 55 млрд. Так что дисбаланс в экспорте и импорте — факт неоспоримый.

Наличие проблемы признал глава МИД России Сергей Лавров. По итогам Совета министров иностранных дел стран ШОС в Панаджи (индийский штат Гоа) он заявил, что «на счетах в индийских банках накоплены миллиарды рупий», которые необходимо конвертировать в другие валюты, чтобы использовать. Как это сделать, по его словам, обсуждают правительства обеих стран.

В сентябре в ходе пресс-конференции на полях саммита G20 в Нью-Дели министр сообщил, что власти Индии готовы предложить «перспективные области», куда можно инвестировать застрявшие в стране рупии российских компаний, «которые пока не находят своего применения».

Что касается общего объема средств, застрявших в индийских банках, точной информации на этот счет нет. Кто-то говорит о 7 млрд долларов, кто-то — о десяти. А Reuters, к примеру, приводит цифру в 39 млрд. Bloomberg еще летом прошлого года писал, что в индийской банковской «ловушке», где зависла прибыль российских экспортеров, ежемесячно накапливается до одного миллиарда долларов в рупиях.

Даже принимая во внимание, что расчеты между Россией и Индией идут не только в национальных валютах, а еще в арабских дирхамах, долларах и евро, сумма в любом случае, значительная.

Возникает закономерный вопрос: зачем нам вкладывать эти деньги в чужую — пусть и дружественной Индии — экономику?

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила известного экономиста, руководителя направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никиту Масленникова:

— Понимаете, вы ни при каких обстоятельствах не можете вложить рупии в российскую экономику. Их надо конвертировать во что-то. Мы не продаем рупии на валютном рынке, и в корпоративном секторе мало охотников их приобрести.

Да, действительно, это некое паллиативное решение, на мой взгляд. Если не одноразового, то довольно временного характера. Потому что здесь, конечно, системного решения оптимизации платежно-расчетного механизма с Индией нет.

Она в данном случае должна менять валютное законодательство. Но там на это не намерены идти, о чем еще в 2022 году было сказано.

То есть, согласно валютному законодательству, действующему в стране, там вообще не могут осуществлять такого рода расчеты. Кроме того, индийские банки, может быть, в меньшей степени, чем турецкие и китайские, находятся под действием вторичных санкций Соединенных Штатов — но тем не менее риск тоже есть. И он, естественно, учитывается.

Поэтому нам предложили вкладывать в индийские ценные бумаги. Или делать прямые инвестиции, создавая совместные предприятия, либо осуществляя какие-то корпоративные проекты, получая от этого прибыль.

«СП»: И в чем тут наша выгода?

— С экспертной точки зрения, в этом есть определенные риски. Потому что, собственно говоря, доходность от вложений в те бумаги, которые нам предлагают, достаточно низкая. Она несопоставима, скажем, с вложением в облигации нашего федерального займа. Тем не менее это все-таки сохранение средств и возможность получить какую-то прибыль.

Плюс ко всему, инвестируя в индийские активы, мы тем самым закрепляемся всерьез и надолго в экономике страны. Но здесь вопрос, как мы вкладываем и куда. Каким образом мы это все будем использовать для дальнейшего наращивания своего экспорта. Требуется, конечно, тщательный разбор ситуации по поводу вложений в активы — какие именно. Думаю, мы найдем варианты.

Но, в принципе, в текущих обстоятельствах, при ограничениях валютных, которые действуют в Индии, это, пожалуй, единственно возможный путь. И выигрыш тут — не сиюминутный, а стратегический.

«СП»: Поясните.

— Развивая наше присутствие в индийской экономике, мы получаем возможность выходить и на другие рынки, которые для нас, допустим, закрыты. Не секрет, что у нас, например, у «Роснефти», там есть совместные предприятия.

Мы поставляем нефть, перерабатываем, потом эти продукты экспортируются Индией в Европу. Но это уже индийская продукция, она не подпадает под санкционные ограничения. А мы, естественно, получаем от этого свой доход, в зависимости от нашей доли в активе, на котором произведена экспортная нефтепереработка.

Так что определенная выгода у нас имеется. Опять же, это некий путь обойти санкции. Конечно, будут попытки воспрепятствовать. Но найдем что-то другое.

Потому что Европа очень заинтересована. И все коллективно закрывают на это глаза, потому что по факту придраться не к чему.

«СП»: Кроме нефтепереработки что нас может интересовать?

— Думаю, есть перспективы войти в индийскую гранильную отрасль. Это достаточно серьезная вещь. Сейчас есть ограничения на экспорт наших алмазов. Для Индии это важно, потому что у них миллион занятых в гранильной сфере.

Мы только начинаем осваивать этот внутренний экономический индийский ландшафт. Здесь просто надо все внимательно смотреть, считать тщательно, не проигрывать, потому что индийцы такие же сложные партнеры, как китайцы. Но в текущих обстоятельствах это нормальный выход из положения.

В то же время не стоит себя обнадеживать, что все это мы будем решать без конца через вложения в активы. Это уже может упираться и в индийских регуляторов. Скажут: «Есть определенный лимит, сколько можно вложить в наше производство промышленное, все остальное отдайте в ценные бумаги».

А ценные бумаги не так выгодны — позволяют сохранить, но мало заработать. Но тут вопрос уже в каждом конкретном случае придется решать.

Светлана Гомзикова

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 + десять =

Кнопка «Наверх»