Нефть и газ

Нужны ли России новые нефтепроводы на Восток

Сергей ТихоновНаш основной нефтедобывающий регион — Западная Сибирь — оказался наиболее сильно затронут западными санкциями. Не потому, что нефти там добывается больше всего в России, а из-за изменения маршрутов экспорта и его поворота на Восток.

 

Регион всегда был ориентирован на поставки нефти и нефтепродуктов в Европу. Именно нефть отсюда была основой нашего экспортного сорта нефти Urals. После эмбарго ЕС на импорт российского сырья в декабре 2022 года почти весь экспорт нефти отсюда пришлось переориентировать на страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Но отправлялись эти грузы в основном по старому маршруту из западных портов России. Трубопроводную инфраструктуру не перестроишь в одночасье, а она сделана под доставку нефти в порты Балтики и Черного моря. Естественно, сильно выросли логистические затраты. Еще больше они увеличились после разрастания конфликта на Ближнем Востоке, вынудившего многих перевозчиков российской нефти отказаться от маршрута доставки через Суэцкий канал и Красное море в пользу более длинного пути вокруг Африки.

В нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО), построенный в 2009 году и выведенный на полную мощность в 2019 году (80 млн тонн — ВСТО-1 от Тайшета до Сковородино, 50 млн тонн — ВСТО-2 от Сковородино до порта Козьмино), западносибирская нефть попадает, но по остаточному принципу. Основной объем сырья поступает с месторождений Восточной Сибири. В 2023 году здесь добыли 54 млн тонн нефти. Вся добыча в России — 530 млн тонн, на Западную Сибирь приходится больше половины от этого объема. На экспорт в прошлом году было отправлено 234 млн тонн российской нефти. То есть даже при грубом подсчете, учитывая мощность ВСТО, работающую Южную ветку трубопровода «Дружба» в Европу, поставки в Турцию, Болгарию и некоторые другие страны, больше 100 млн тонн нашего экспорта нефти шли кружным путем. И хорошо, если из портов Черного моря — часть шла из Балтики.

Да, это затронуло не только нефть Западной Сибири, есть еще Татарстан, Башкирия и европейская часть России, но там как раз меньше объемы добычи и она часто обеспечивает находящиеся в непосредственной близости нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ). Например, «Башнефть» добывает нефти почти столько же, сколько перерабатывает, а в структуре выручки компании экспорт в дальнее зарубежье в 2020 году составлял только 8%, 36% приходилось на экспорт в страны СНГ, остальное на Россию.

То есть основная нагрузка из-за изменений логистики легла на нефтедобычу в Западной Сибири. А здесь только в одном Ханты-Мансийском автономном округе — Югре в 2023 году было добыто 216 млн тонн нефти. В результате длинной транспортировки растут затраты, которые можно перенести при высоких ценах на нефть. Но ведь высокие котировки не вечны.

Самым оптимальным было бы увеличить прокачку нефти из региона на Восток. Но, как отмечает аналитик Freedom Finance Global Владимир Чернов, нефтепровод ВСТО-1 был загружен на полную проектную мощность еще несколько лет назад, поэтому перспектив его расширения не осталось.

О строительстве новых трубопроводов на Восток пока ничего не было слышно. Новые экспортные маршруты в Китай или расширение уже существующего ответвления от ВСТО было бы нам выгодно, но связано с очень сложными переговорами с китайской стороной.

Достаточно вспомнить газопровод «Сила Сибири-2», дискуссия по которому ведется уже много лет. Строительство трубопровода в сторону портов Дальнего Востока — работа не быстрая и очень затратная, к тому же связанная с необходимостью расширения портовой инфраструктуры. Есть еще вариант прокачки нефти Западной Сибири в Китай через Казахстан (такие поставки уже идут, в 2023 году так было экспортировано в Китай около 10 млн тонн российской нефти). Но в Казахстане также добывают нефть, и здесь мы зависим от него как от транзитной страны.

«Транснефть», отвечающая за магистральные трубопроводы в России, пытается исправить ситуацию. Прокачку западносибирской нефти к ВСТО можно будет увеличить на 5 млн тонн. Но только в случае недостатка восточносибирской нефти. Рост объемов поставок станет возможным благодаря реконструкции Ачинской линейной производственно-диспетчерской станции (Ачинская ЛПДС). Завершение работ и пуск обновленной станции запланированы на 30 июля 2024 года.

«Сейчас на восток идет 85% поставок нефти, а на запад — только 15%. В 2021 году 60% нефтяного экспорта шло в Европу и только 40% в Азию».

Пропускная способность нефтепроводов на участке от Анжеро-Судженска до Ачинска вырастет с 59 млн до 65 млн тонн нефти в год, а от Ачинска до Тайшета (точка начала ВСТО) с 53 млн до 58 млн тонн нефти в год. Кроме того, модернизация Ачинского ЛПДС обеспечит возможность отгрузки до 7 млн тонн нефти в год в цистерны для поставок по железной дороге на экспорт в Китай или в направлении порта Козьмино.

Но для роста поставок по железной дороге есть инфраструктурные препятствия, связанные с ее пропускной способностью. Достаточно вспомнить, что в этом же направлении отгружается на экспорт российский уголь и объемы этих поставок ограничены.

Кроме того, по словам Чернова, на ВСТО-2 в 2023 году введены в промышленную эксплуатацию два новых высокотехнологичных резервуара для нефти на 50 тыс. кубометров каждый. А сейчас в Приморье ведется строительство еще двух дополнительных резервуаров на 50 тыс. кубометров. Работы будут завершены в 2024 году.

Теоретически часть мощности ВСТО может освободиться для нефти Западной Сибири после запуска круглогодичной навигации по Северному морскому пути (СМП). В проект «Роснефти» «Восток Ойл» входят уже действующие Ванкорское и Лодочное месторождения, нефть с которых поступает в ВСТО. Планируется, что нефть с «Восток Ойл» будет отправляться по СМП танкерами ледового класса. Если СМП сможет оттянуть на себя часть объемов нефти Восточной Сибири, то в ВСТО освободится место для западносибирского сырья.

Но есть здесь еще момент, связанный с качественными характеристиками западносибирской нефти. По ВСТО поставляется нефть с низким содержанием серы, а в Западной Сибири, помимо малосернистой нефти, добываются также сернистые и высокосернистые сорта. Поэтому не вся местная нефть подходит для прокачки по ВСТО.

В итоге сейчас ситуация сложилась достаточно патовая. Но в плюс нам работают сравнительно высокие нефтяные котировки. Это дает время предпринять какие-то срочные меры. В 2019 году после запуска ВСТО на полную мощность часто можно было услышать, что эпоха строительства больших нефтепроводов закончена. Возможно, об их окончании было заявлено преждевременно и нас еще ждут великие стройки.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − три =

Кнопка «Наверх»