Новости

Откровения добровольца: «В нашей форме я больше походил на пингвина»

11 июня 4,1K прочитали

—————————————————————————————

Бывший командующий ВДВ, а ныне депутат Госдумы Владимир Шаманов, выступая перед коллегами, раскритиковал форму наших парней, защищающих Родину. Имеется в виду военную форму. И когда мне эту новость прислали, в голове промелькнула первая мысль: «Лед тронулся, неужели?»

Цитата депутата Шаманова:

«Те, которые бывают за ленточкой, знают, что настоящая армия сегодня похожа на партизанский отряд. Она одевает себя за свои деньги, за счет родственников, потому что качество того обмундирования, которое привозят и выдают, оно просто не подлежит никаким оценкам»

Я долго не высказывался на эту тему, потому что в нашей стране создан уникальный прецедент: введена уголовная ответственность за распространение фейков об армии РФ. Мне не хотелось попасть под действие этой системы. Но после того, как военный человек сказал об этом, я могу говорить открыто! И у меня есть что сказать.

Когда я подписывал контракт, я взял с собой только самое необходимое. Всё поместилось в небольшой рюкзак: одна пара джинсов, несколько футболок, полотенце, толстовка, носки и нижнее бельё. Также я взял крепкую и надёжную обувь с ортопедическими стельками.

Вспомнив, сколько потратил мой товарищ, который ушёл на фронт раньше меня (около 200 тысяч рублей), я решил пройти весь путь от начала и до конца, чтобы понять, с чем сталкиваются большинство парней. Я хотел ощутить на себе все особенности обеспечения со стороны Министерства обороны РФ.

Приехав в часть, я все же удивился: 90% солдат приехали в своей форме. И я сильно выделялся из толпы. Меня определили с 9 парнями на получение обмундирования. Прошли на склад. Скажу сразу: поскольку я заходил от «Барсов», форму нам выдали всю. Но знаю, как заходили «Вагнера» и «Редутовцы» — они одевались заранее самостоятельно.

На складе все смеялись, хотя было совсем не до смеха. Мы по очереди называли свои размеры, но это было больше похоже на формальную процедуру, потому что почти всё, что было на складе, предназначалось для высоких людей ростом более 1,8 метра. Это касалось и курток, и обуви, и другой одежды.

Поскольку мы пришли в первых числах октября, нам также выдали зимнюю форму. Точнее, то, что от неё осталось на складе. Возмущаться этой ситуации было бессмысленно. Мне посоветовали не отказываться и взять то, что дают, а потом, мол, можно будет с кем-нибудь поменяться. Однако было не совсем понятно, где, когда и с кем это можно будет сделать. Сказали, что если чего-то не хватит, то довезут на полигоне.

Почему солдаты на фронте прячут лица?Моя Россия17 мая

Обувь мне выдали на два размера больше. Сказали, что с двумя парами носков — она будет идеальной. Перчатки выдали, но не всем пальцам хватило «дырок». Тот, кто их отшивал, — настоящие безумцы. Приходилось надевать перчатки, как варежки. В куртке на три размера больше я походил на пингвина. А брюки на мне смотрелись, как у аниматоров в каком-нибудь шоу ростовых кукол.

Приехав на полигон, нас доукомплектовали всем недостающим, правда, только тогда, когда мы уже отправлялись за ленточку. Всё время на полигоне я проходил в той форме, которую выдали. Никогда не забуду первый день учений. Ноги после той обуви, которую выдали, к ночи естественным образом, мягко говоря, протестовали. На второй день я решил переобуться в свою обувь, благо она более-менее походила на армейскую и цветом, и по стилю. Но, поскольку стопы после первого дня уже припухли, дискомфорт продолжился и во второй день. Сдружившись с парнями, с которыми заходил на полигон, мне раздобыли более-менее удобную обувь. Мне повезло.

К слову, тех, кто хотел выйти на построение в своих кроссовках после первого дня учений, отправили обратно – переобуться в армейскую обувь.

Немного об одежде, которую нам выдали. Первое испытание на учениях показало, что она абсолютно не подходит для таких условий. Единственное исключение – длинная куртка, которая не пропускала воздух, но уберегла меня от простуды. Это было её главным преимуществом. Пока мы шли до полигона, мы уже были мокрыми от пота. Это объяснимо – три километра пути с чугунным котелком на голове, который назывался каской, в бронежилете весом около 20 килограммов и с оружием, которое каждый день бывало разным – пулемётом, винтовкой, автоматом… Всё это было призвано закалить нас за две недели, сделав более стойкими и выносливыми.

Учения проходили в два этапа: утренние и вечерние, с обеденным перерывом в 20-30 минут. Во время обеда мы ели и немного отдыхали, чтобы более-менее сухими вернуться на вечерние учения. И так каждый день. Ночью потная одежда высыхала, и на следующий день мы снова шли в ней. Постирать вещи было невозможно, потому что не всегда была вода, а душевые не всегда работали. Да и те, что были, были в таком состоянии, что принимать в них душ было невозможно из-за тотальной антисанитарии.

Вещи сохли благодаря тому, что в палатке нас было от 40 до 60 человек. За ночь, так сказать, «надышим». По большей части приходилось обтираться влажными салфетками, чтобы хоть как-то перебить запах пота.

Но надо сказать, что к тем условиям я привык быстро.

Это был вопрос принятия обстоятельств. В той ситуации выбор был либо записаться в 500-тые (то есть проявить трусость и недееспособность), либо смириться с обстоятельствами.

После учебки тем, кому не хватило нужного размера обуви и одежды, всё же привезли всё необходимое. Затем всё было как у всех: большая часть первой зарплаты ушла на покупку качественной одежды и сменного белья, а также правильных перчаток, не от Министерства обороны РФ. Конечно же, были куплены тонны влажных салфеток и полотенец.

Наш пункт постоянной дислокации (ППД) находился в мирном городке, который был полностью адаптирован под нужды солдат. На каждом углу были военторги с обмундированием на любой кошелёк. Цены, конечно, были выше московских, но от безысходности ты не жалеешь денег. То же самое касается аптечек — обычно покупали самые дорогие, в которых было всё необходимое. На аптечке экономить нельзя.

Что касается питания, то я, как и большинство солдат, питался за свой счёт. Столовая была далеко, да и качество еды вызывало вопросы. Мы скидывались деньгами и отправляли машину на рынок или в магазин, чтобы закупиться на неделю. Также мы обзавелись плитками для варки.

Всё, о чём я рассказываю, основано на моём личном опыте и наблюдениях. Это моя реальность.

Ежедневно в наш отряд прибывали колонны машин с гуманитарной помощью со всей страны. В этих грузовиках было всё необходимое: медикаменты, аптечки, бронежилеты, одежда и обувь, продукты питания. По моим наблюдениям, 90% обеспечения отряда было осуществлено благодаря помощи всей страны. Без этой поддержки противостояние с нашими соседями было бы ещё более трудным.

И то, о чём сегодня говорил депутат Шаманов, — правда. Просто об этом мало кто говорит открыто.

Нашему отряду повезло больше других — у нас снайперы были оснащены лучшими винтовками концерна «Лобаев». И наши ребята «работали» не с расстояния 500-800 метров, как это было раньше, а с километра. Хотя иногда они подходили и ближе. Однако в этом мало смысла, когда противник «отрабатывает» по тебе с расстояния 1,5-2 километра. Но я не об этом — большая часть винтовок — гуманитарная помощь. А цена некоторых доходила до 7 млн рублей.

Запомнилась особенно одна винтовка с гравировкой «от Маламута» — ее приобрел отец павшего на передовой солдата. Её стоимость — больше 4 млн рублей. Отец купил и подарил ее отряду, чтобы парни от его имени «работали»..

Большая часть гуманитарного груза — медикаментов и продуктов — доставлялась по ночам на передовую.

Нам также привозили машины, которые были самым расходным материалом, потому что на передовой дорог нет. Часто парни покупали машины за свои деньги.

Ремрота частенько на свои деньги закупала запчасти, комплектующие и станки для работы.

Когда подходил к концу мой контракт, в отряд начали завозить самую необходимую гуманитарную помощь — системы РЭБ и 3D принтеры, столь важные для работы БПЛА. Помню, когда мы испытывали нашу отечественную разработку РЭБ на полигоне. Было столько радости, ребята не сдерживали эмоций. Даже радовался и тот парень, чей личный, привезенный из дома дрон, в ходе испытаний, пришел в негодность. Сколько жизней спасли «новые подарки от граждан страны», приобретенные за счет средств народа.

Не могу не сказать, что продавцы данных РЭБ систем накручивали ценники в несколько раз выше рынка. Потому как дефицитный товар. Кому в-на, а кому мать родна…

К слову, у «наших соседей» была западная одежда и экипировка, которая была лучше нашей. И это не потому, что мы не способны производить лучшее снаряжение. Здесь вопросы к тем, кто занимался обеспечением.

Существует мнение, что наша форма, разработанная отечественным кутюрье Юдашкиным, до сих пор в строю. Однако это не совсем так. Он создал форму в 2007 году, а в 2012 году в интервью заявил, что форма, которая сейчас используется в российской армии, — это «грубая подделка».

Цитата Юдашкина:

Официально заявляю: то, что носят в армии сейчас, не является той формой, которую я и мои сотрудники разработали в 2007 году по заказу Минобороны.

Из интервью В. Юдашкина газете «Известия». Ссылка: https://iz.ru/news/540002

Надеюсь, что с новым назначением в Министерстве обороны РФ этот вопрос будет решён. Стоит обратиться за опытом к Китаю, который значительно опередил нас в этом вопросе. Их форма — одна из лучших, по крайней мере, из того, что я видел и что обсуждали эксперты. Очевидно, что в XXI веке мы должны отказаться от устаревшей формы, которую сегодня носят военнослужащие.

Фото из сети

В недавнем интервью Артемий Лебедев также обсуждал этот вопрос и высказал своё негативное мнение по этому поводу. Вполне вероятно, что разработкой новой формы займётся его студия. Однако важно отметить, что Артемий посоветовал нашему министерству посетить Музей военной формы. В этом музее хранятся образцы военной формы XVIII-XIX веков, которые, по мнению дизайнера, намного лучше современных отечественных аналогов.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × два =

Кнопка «Наверх»