Новости

Ростислав Ищенко. Юго-Западное направление в войнах России

 

Мы традиционно уделяем особое внимание западному (белорусскому) направлению возможной атаки на Россию. Северные (скандинавские) государства давно не представляли серьёзной опасности (по крайней мере пока всем скопом не вошли в НАТО).

С Востока любой агрессор вынужден будет прорываться по одной проложенной в тайге, зажатой горами дороге, форсируя десятки полноводных рек и горных хребтов. С Юга (со стороны Кавказа и Средней Азии) Россию прикрывает буфер государств слабых в военном и зависимых от России в экономическом отношении.

Через Белоруссию же лежит кратчайший путь на Москву – политический, административный и логистический центр российского государства.

По этому пути пытались пробиться к российской столице литовцы и поляки в ходе столкновений XIV-XVII веков, по этому пути шёл Карл XII, свернувший в Малороссию к Мазепе лишь после того, как не смог пробиться по прямому пути через Смоленск. Москва была целью Наполеона, также шедшего по пути Вильно-Могилёв-Смоленск. Только проиграв кампанию французский император попытался прорваться в южные, не затронутые войной, провинции России.

Даже Гитлер вроде бы рвался к Москве по старому пути – через Минск-Смоленск. Хоть с ним уже было не всё так просто.

Начиная с XIX века ситуация резко меняется. Уже англо-франко-савойская коалиция в ходе Крымской войны, главный удар наносит по причерноморским (Юго-Западным провинциям), на Балтике ограничиваясь демонстрацией, проведённой ограниченными силами флота, а на Дальнем Востоке попыткой сжечь Петропавловск-Камчатский (обычный диверсионно-пиратский рейд).

В ходе Первой мировой войны на Украину претендует Австро-Венгрия. По результатам похабного Брестского мира Германия и Австро-Венгрия именно на Юго-Западе оккупируют наибольшие пространства (вплоть до Ростова). Закавказье же, при поддержке Германии занимает Турция. Наиболее упорные бои Гражданской войны ведутся за Украину, Донбасс, Северный Кавказ и Поволжье (тот же Российский Юго-Запад). Наконец последний всплеск Гражданской войны на руинах империи – наступление Врангеля из Крыма и попытка Пилсудского занять Украину до Днепра.

План «Барбаросса» вроде бы предусматривал прорыв к Москве, как главную задачу германских войск. Мы это принимаем как данность поскольку кампания 1941 года завершилась битвой за Москву. Но, как было сказано выше, не всё так просто.

Первоначально планировщики из германского генштаба действительно собирались почти повторить развёртывание наполеоновских войск полуторасталетней давности. Предполагалось, что две мощные группы армий, наступая севернее Припятских болот займут Москву и Ленинград, после чего дальнейшие операции примут характер простого прочёсывания местности и добивания уцелевших соединений РККА. Но так не думал Гитлер, и, что характерно, так не думал Сталин. СССР изначально сосредоточил на Украине в составе Юго-Западного направления, объединившего Юго-Западный и Южный фронты свыше 40% своих сил и около половины всех подвижных соединений.

Германский генштаб вначале, под давлением Гитлера, спланировал слабый отвлекающий удар южнее Припятских болот, по направлению Львов-Ровно-Житомир-Киев (открытый глубокий правый фланг группировки предполагалось прикрыть союзными армиями). Однако Гитлер остался неудовлетворён, заявив своим генералам, что ему необходимо лишить СССР продовольствия, угля, металла поступающих из Юго-Западных провинций, прорваться к кавказской нефти и надёжно прикрыть румынские нефтепромыслы в Плоешти, без которых невозможно обеспечить германскую армию топливом.

В результате группа армия «Юг» оказалась ненамного слабее группы армий «Центр» (только за счёт того, что на центральном направлении планировалось задействовать две танковый группы, а на южном одну). Учитывая же, что группу армий «Юг» поддерживали две (3-я и 4-я) румынские армии и словацкий мобильный корпус, а в группу армий «Центр» 2-я армия Максимилиана фон Вейхса прибыла только в июле, неизвестно кто был к началу вторжения мощнее.

Зато точно известно, что с конца августа когда Гитлер развернул 2-ю танковую группу Гудериана и 2-ю полевую армию фон Вейхса на Юг и до конца сентября, когда эти объединения вернулись в состав группы армий «Центр» для участия в операции «Тайфун», группа армий «Юг» была сильнейшей, имея в своём составе две из четырёх развёрнутых против СССР танковых групп и четыре из восьми полевых армий.

Главной задачей группы армий «Юг» был прорыв к Ростову-на-Дону. Героически оборонявшиеся Одесса и Севастополь были для Гитлера второстепенными целями. На весь Крым он выделил одну 11 армию Эриха фон Манштейна, у которой предварительно отобрали все подвижные соединения. Она осаждала Севастополь до 4 июля 1942 года. С Одессой же и вовсе возились румыны, которые никогда бы её не взяли, если бы тот же Манштейн не прорвался в Крым и войска не понадобились бы для защиты полуострова. Точно так же и Киев интересовал Гитлера лишь потому, что приковывал к себе немецкие войска, которые по плану уже давно должны были прорваться к Ростову.

При этом, Гитлер запретил фон Леебу штурмовать Ленинград, требуя удушить его блокадой. Он сомневался стоит ли продолжать операцию «Тайфун» (имевшую цель взятие Москвы) в ноябре (после того, как она была приостановлена на период распутицы) или лучше сразу расположиться на зимние квартиры. Но он настоятельно требовал взять Ростов-на-Дону. Когда же немецкие войска не смогли удержать взятый город, немедленно снял командующего группы армий «Юг» Герда фон Рундштедта, санкционировавшего отход.

Начиная с 1942 года и до августа 1944 года (начало операции «Багратион») все основные сражения войны происходили на южном фланге советско-германского фронта.

В то время, как под Ленинградом и на московском направлении фронт с весны 1942 года почти не двигался, на Юге за это время немцы дошли до Волги, а затем откатились на полторы тысячи километров (в Карпаты). На этом же направлении в ходе Сталинградской и Курской битв была решена судьба войны.

О том, что юго-западному направлению придавал большое значение Сталин, свидетельствует тот факт, что печально знаменитый приказ № 227 был издан не в критические дни 1941 года, когда рушились фронты на пространстве от Балтики до Чёрного моря и в плен попадали миллионы красноармейцев, 28 июля 1942 года, когда РККА отступала, терпела поражения, но ситуацию в целом контролировала. Однако под угрозой оказались волжская артерия и Кавказ.

В наши дни, в ходе необъявленной, но вовсю идущей (пусть пока и в прокси режиме) Третьей мировой войны, американцы также пытаются в первую очередь взять под контроль Юго-Западные провинции бывшей империи и ни в коем случае не допустить установления над ними российского контроля, ни в каком виде, ни непосредственного, ни опосредованного. Да, они пытались и в Белоруссии майдан организовать, и сейчас пытаются поджечь Кавказ и Среднюю Азию. Они не покладая рук толкают в войну Прибалтику и Восточную Европу, но всё это в целом должно не дать России сосредоточиться на Украине, растянуть её силы и не дать установить прочный контроль над Причерноморьем и Юго-Западом в целом.

Так что же так манит туда наших врагов в последние два века и почему не манило раньше?

Со второй половины XIX века ведёт свой отсчёт глобальная политика, завязанная на экономику. Если раньше, наряду с экономическими существенную, а часто и важнейшую роль в политике играли династические интересы, то с этого момента «концентрированная» экономика диктует не только принятие решений о начале войны и о заключении мира, она выбирает союзников и даже поле боя. Мир делится между великими державами почти моментально – 30-40 лет и огромный дикие неизведанные пространства уже сплошь колонии десятка европейских держав. С тех пор формы зависимости меняются, меняются региональные и глобальные гегемоны, но принцип раздела мира на сферы виляния (или исключительных интересов) остаётся неизменным.

В этом стабильно разделённом мире существует несколько стратегических точек, контроль над которыми определяет баланс сил, как в конкретном регионе, так и в планетарном масштабе. Так, для Китая критически важно иметь свободные проходы через первую цепь островов, контролируя которые можно заблокировать не только китайский военный флот, но и торговлю в прибрежных морях. Также для Китая важен свободный проход через Малакский пролив и отсутствие угрозы со стороны Индонезии.

Для решения данной проблемы минимально необходимо контролировать Малайзию, Тайвань и Сингапур. Если эти точки контролирует Китай или дружественное Пекину правительство, Поднебесная может вести активную глобальную игру (будучи одним из мировых гегемонов), если они контролируются враждебными Китаю силами, его возможности ограничены и, прежде, чем замахиваться на глобальную игру, необходимо выиграть данные точки.

Для США, а ранее для Великобритании такую же роль играет Суэцкий канал и в целом контроль над акваторией Красного моря. Также для США стратегически необходимым является контроль над Панамским каналом и над Западной Европой. Для России же критически важной является территория от Карпат и Дуная до Волги и от Воронежа до Большого Кавказского хребта.

При этом можно даже отбросить бонусы в виде возможностей сельскохозяйственного производства, полезных ископаемых и рекреационных возможностей. Важнейшее значение имеет сама территория и замкнутые на неё логистические возможности. России контроль над этим плацдармом открывает прямой доступ в Среднюю Азию, в Закавказье, на Балканы и на Ближний Восток, позволяя контролировать часть болевых точек англо-саксонского морского блока. Если же эта территория контролируется врагами России, то не только её центральные (наиболее важные) провинции оказываются под военной угрозой, но и большая часть российской торговли может в любой момент оказаться прервана.

До конца ХХ века политики понимали важность российского Юго-Запада интуитивно. В конце века Бжезинский выступил со своей известной формулой «без Украины Россия не империя», которая до сих пор вызывает насмешки, а зря. Вряд ли Бжезинский имел в виду собственно Украину, как государство в определённых большевиками границах. Украинские националисты, как известно, претендуют на гораздо большие территории, включающие Воронеж, Курск, Белгород, Кубань, низовье Дона, часть Поволжья, в целом практически на весь стратегический Юго-Запад.

Отделённая от России Украина в границах УССР лишь даёт врагам России прямой доступ к данным территориям и обеспечивает прекрасный плацдарм для их освоения. Гитлер тоже рвался через Украину к Ростову совсем не для того, чтобы там остановиться. Оттуда он планировал двигаться дальше – к Волге, которую он видел восточной границей рейха, на Кавказ, чтобы сломить британцев в Иране, прорваться в Ирак, Сирию, Египет, подать руку Роммелю, вовлечь в войну на своей стороне Турцию и двинуться на британскую Индию, чтобы там встретиться с японцами.

Если же данные территории контролирует Россия, то она неизбежно начинает доминировать на Балканах и в Восточной Европе, в Закавказье и в Средней Азии, возвращаясь по сути к имперским границам XIX-XX веков (не обязательно в виде присоединения территорий, но возможно в виде контроля соответствующих зон безопасности). Пока территория разорвана пополам и часть под контролем России, а часть США – конфликт неизбежен.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять + двадцать =

Кнопка «Наверх»