Новости

Русский мир или 4-й Интернационал?

Автор: Агидель Епифанова

 

На волне ресоветизации, все более захлестывающей многострадальное Отечество, вспомнили и Коминтерн. И восславили, конечно, как прогрессивное явление, которое надо возрождать. Из официальных новостей:

«Директор Службы внешней разведки считает, что России «было бы правильно иметь музей истории Коминтерна».

«Память о Коминтерне бережно сохраняется во многих странах бывшего советского блока, в Китае, во Вьетнаме, в странах Латинской Америки. Нашей стране было бы правильно иметь музей истории Коминтерна», — сказал Нарышкин.

«Тем более что сегодня, когда Россия стоит в авангарде глобального изменения мироустройства, из опыта Коммунистического интернационала могут быть извлечены весьма полезные прикладные уроки», — отметил председатель РИО. Нарышкин добавил, что РГСУ бережно хранит память о Коминтерне.

Напомним, что год тому назад директор СВР Нарышкин торжественно открыл копию лубянского кровопийцы, произнеся ему положенный в нынешних реалиях панегирик. Теперь, стало быть, Коминтерн им путь озарил…

Не могу судить, о каких «полезных прикладных уроках» говорил глава СВР, но, пожалуй, стоит напомнить сии уроки нашим читателям. А уж об их полезности, как говорится, судите сами… Есть подозрение, что понимание оной у всякого нормального русского человека радикально не совместится с нарышкинским.

Итак, краткий очерк феерически успешного разграбления России.

Одним из краеугольных камней советской идеологии с самого начала был «экспорт» революции — «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем» (А. Блок). Именно в видах мировой революции накачивался деньгами Коминтерн, которому надлежало стать ее главным инструментом. Идеологом т. н. «перманентной революции» выступал Л.Д. Троцкий. «Из провинциальной Москвы, из полуазиатской России мы выйдем на широкую дорогу европейской революции. Она приведет нас к революции мировой», — декларировал он. Троцкий был убежден, что «завершение революции в национальных рамках немыслимо. Революция начинается на национальной арене, развивается на интернациональной и завершается на мировой. Она становится перманентной до окончательного торжества нового общества на всей нашей планете».

В марте 1918 г. Ленин объявил, что «победа пролетарской революции во всем мире обеспечена». Вождь мирового пролетариата ждал ее со дня на день и совместно с сообщниками усердно готовил как на Западе, так и на Востоке, в котором перспективное направление видел Троцкий. Для подготовки мировой революции большевики создали Коммунистический Интернационал, которому надлежало объединить все большевистско-космополитические силы в мире. Учредительный съезд организации прошел в марте 1919 г. в Москве. Один из учредителей, известный масон и коммунист Луи-Оскар Фроссар, заявил: «То, о чем мечтали, то к чему готовились и чего безуспешно ждали социалисты всех стран, претворяется в жизнь движимыми несгибаемой волей социалистами России. Над древней царской империей развевается красный флаг Интернационала… Вперед! Человечество не обречено. Над Россией занимается новый день!»

Финансовый вопрос решили сразу. По указанию Ленина деньги на мировую революцию должны были выделяться без ограничений, и многочисленные агенты Коминтерна стали исправно получать за свою деятельность золото и драгоценности, награбленные в России. Для распределения средств среди компартий была создана специальная бюджетная комиссия, куда вошли Зиновьев, Сольц и Молотов. Ленинские эмиссары с набитыми ценностями и деньгами чемоданами курсировали по всей Европе. В Германии, например, передаточным звеном русских денег немецким коммунистам стал некто «товарищ Томас». Через его руки прошли огромные суммы русских денег, значительная часть которых использовалась на подготовку вооруженного восстания в Германии. Как рассказывали очевидцы, деньги хранились, как правило, на квартире товарища Томаса: в чемоданах, сумках, шкафах, иногда в толстых папках на книжных полках или за книгами. Передача денег производилась на квартирах поздно вечером, в нескольких картонных коробках весом по 10-15 кг каждая.

В разгар голода Ленин просил секретаря Коминтерна А. Балабанову не считаться с расходами на мировую революцию: «Умоляю вас, не экономьте. Тратьте миллионы, много миллионов». Большевики взяли на себя финансирование практически всех тогда существовавших коммунистических партий мира – Англии, Франции, Германии, Италии, США, Польши, Австрии, Швейцарии, Швеции, Венгрии, Югославии, Румынии, Люксембурга, Голландии, Греции, Турции, Персии, Индии, Китая, Японии, Бельгии, Испании, Аргентины, Южной Африки, Норвегии, Финляндии.

Приведем выдержки из документа, датированного маем 1919 г.:

«Ценности, отпущенные Третьему интернационалу:

– брошь-кулон (5000 руб.),

– 12 бриллиантов 8,50 карат (21 500 руб.),

– кулон бриллиантовый (3500 руб.),

– запонка жемчужная (4000 руб.),

– бриллиантовая запонка с сапфиром (2500 руб.),

– кольцо бриллиантовое с рубином (2000 руб.),

– брелок с бриллиантом и сапфиром (4500 руб.),

– платиновый браслет с бриллиантом (4500 руб.),

– 1 бриллиант 2,30 карат (7500 руб.),

– 27 бриллиантов 13,30 карат (32 000 руб.),

– 1 бриллиант 3,30 карат (19 000 руб.),

– 14 бриллиантов 8,50 карат (17 000 руб.),

– 11 бриллиантов 16,40 карат (56 000 руб.),

– 2 серьги жемчужные (14 000 руб.),

– кулон с жемчужными подвесками с бриллиантами (12 000 руб.),

– 5 бриллиантов 5,08 карат (22 500 руб.),

– кольцо бриллиантовое (21 000 руб.)…»

Так безвозвратно уходили в руки Интернационала русские богатства, а обескровленная Россия оставалась вымирать и нищенствовать…

28 августа 1919 г. Я.

Берзин писал Г. Зиновьеву, что он говорил с Лениным о материальной поддержке компартий, и тот считает, что 5 млн. франков — это мало, что для коммунистических групп в Западной Европе нужно выделить сумму до 20 млн. франков. 15 марта 1922 г. Политбюро ЦК увеличило эту сумму до 2,5 млн. рублей, а 20 апреля — до 3 млн. 150 тыс. 600 руб. золотом. В 1921 г. компартии Латвии выделяется 20 млн. рублей золотом, а Финляндии – 25 млн. рублей. С подачи Троцкого немецкой компартии в 1923 г. было выделено 300 млн. золотых рублей. Однако вспыхнувшая было германская революция, хотя и стоила трона кайзеру Вильгельму II, но быстро пошла на убыль, а ее вожди, Либкнехт и Люксембург, были убиты. Эта неудача привела к альтернативной «перманентной революции», идее «построения социализма в отдельно взятой стране», выдвинутой Сталиным. Троцкий выступал категорически против последней: «Мы можем победить только как составная часть мировой революции. Нам необходимо дотянуть до международной революции, достичь того, что нас возьмет на большой исторический буксир международная революция».

В этом с Троцким был солидарен Зиновьев, возглавлявший Исполком Коминтерна и ведавший всеми его финансами. «Пройдет пять лет, и первое десятилетие Коминтерна международный пролетариат наверняка будет отмечать в обстановке победы коммунизма», — полагал Григорий Евсеевич. В 1925 г. ИККИ выделил заграничным товарищам более 4 млн. золотых рублей. В 1926 г. — еще больше. Нарком иностранных дел Георгий Чичерин указывал: «В Турции вся компартия служит в наших учреждениях; в Берлине весь актив партии сидит в наших учреждениях: это форма финансирования партии». На 3000 советских дипломатов приходилось 300000 работников системы Коминтерна, в которую входили Профинтерн, Спортинтерн, Крестьянский Интернационал, КИМ, Международная Ленинская школа, Коммунистический университет национальных меньшинств, Коммунистический университет трудящихся Востока, Коммунистический университет трудящихся китайцев, военные школы, Межрабпом, Межрабпомфильм, Международный женский секретариат, радио имени Коминтерна, Международное объединение революционных писателей, Антиимпериалистическая лига, Международное объединение революционных театров, Комитет друзей СССР, Интернационал квартиросъемщиков и т.д.

По мере сосредоточения власти в своих руках И.В. Сталин снижал роль и финансирование Коминтерна. Лозунг о победе мировой революции продолжал жить, но на практике реализовывалась уже иная концепция. Ошибочно, впрочем, думать, что «построение социализма в отдельно взятой стране» означало отказ этой страны от мировых амбиций. Отнюдь. Просто амбиции эти отныне носили более традиционный характер. Если троцкисты полагали захваченную ими страну лишь как «вязанку хвороста в пожар мировой революции» (определение, часто приписываемое Троцкому или кому-то из его соратников), то Сталин желал построить свою красную империю, которая будет диктовать свою волю… если не всему миру, то значительной его части. Уже в 1928 г. на 6-м конгрессе Коминтерна зарубежным коммунистам была поставлена задача: всемерно защищать СССР от возможной агрессии. Таким образом, уже не СССР должен был обслуживать Коминтерн, но заграничные товарищи служить его интересам. Коминтерн становился инструментом внешней политики Советского Союза.

В мае 1934 г. исполком Коминтерна возглавил болгарский коммунист Георгий Димитров. В руководящие органы вошли Молотов, Мануильский, Морис Торез, Пальмиро Тольятти и другие доверенные люди Сталина. Значительная часть коминтерновских структур была упразднена. Ряд интернационалистов во главе с крымским палачом Бела Куном выступили против нововведений и были расстреляны. Сталин обосновал это тем, что через Коминтерн в СССР проникают шпионы и диверсанты.

В 1936 г. в интервью американскому журналисту Рою Говарду советский вождь назвал идею мировой революции «трагикомическим недоразумением» и «чепухой». В том же году была принята новая Конституция СССР, в которой о «мировой революции» предпочли забыть.

Но забыли, по существу, относительно и ненадолго. Довольно вспомнить, какие суммы (а заодно оружие, а заодно и жизни собственных солдат) уходили в позднем СССР на т.н. «интернациональные долги», на содержание всех этих «дружественных» стран и борющихся племен третьего и четвертого мира, которые при первой возможности кидали потом нас, как стеклотару, и которым по сей день прощаем долги и… даем сызнова, крепя, вот, как теперь выясняется, очередной Интернационал.

В плане разграбления России Коминтерн дал отменные уроки… И продолжает давать. Именно поэтому, надо полагать, русские финансы, выкаченные из русских областей, расходуются на чужие страны и племена, хранятся в чужих ценных бумагах, разбазариваются по всему миру, в то время как собственно русские земли, собственно Россия, остается в разоре и запустении. Т. ч. Нарышкин зря переживает: дело Коминтерна живет… убивая Россию.

Ну и как же, руководствуясь «светлыми идеалами Коминтерна», не переименовывать русские села и города Покровское, Бахмут, Никольское? Как не затирать стыдливо кресты на всех государственных плакатах? Напомните, пожалуйста, нам, недотепам, а более всех тем, что 11-й год кровь свою бесценную на новороссийских просторах поливают, – так мы что всё-таки строим? Русский мир или 4-й Интернационал? Наши воины сражались и гибли за Русь Святую и Веру Православную, за Отечество. А за Коминтерн головы класть никто не подписывался. Между прочим, даже 80 с лишком лет назад за тот Коминтерн солдат русский воевать не желал, и Сталин, который хоть и вражина для русского народа был, но умен, не отнимешь, и своей власти не враг, быстро понял: «Они за свою матушку-Русь воюют» — и быстро-быстро задвинул Коминтерн куда подальше, и упразднил за ненадобностью, а «им» дал дорогие символы – русские, вдохновляющие. Ныне же все прямо наоборот. Только бы всякую русскую святыню бесами какими-нибудь заменить… Дзержинский… Коминтерн… Что восславят дальше в качестве передового и требующего реанимации опыта г-н Нарышкин и ко?

 

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − шестнадцать =

Кнопка «Наверх»