Валюты

Тарифы на газ с 1 июля: чего хочет Газпром, и почему высокие цены вредны для страны

С 1 июля в России газ станет дороже. Для потребителей цена на голубое топливо вырастет на 8%. Уже с декабря страна платит на 8,5% больше, а в следующем июле грядет новое повышение. За полтора года цена на газ вырастет на четверть. Разве это мало? Мало, считают в Газпроме.

Елена Петрова, Екатерина Максимова, Татьяна Свиридова

1 июля в России грядет новое подорожание газа. Теперь повышенные тарифы будут платить все потребители без всяких оговорок — и население, и промышленность.

Катастрофические результаты Газпрома за прошлый год, когда убыток по основному бизнесу — добыче и продаже газа — перешагнул порог в триллион, заставляет задуматься о том, насколько эффективно государство проводит антикризисный менеджмент «национального достояния», и поможет ли Газпрому повышение тарифов.

Почему Газпром из палочки-выручалочки превратился просителя

В российской экономике сложилась уникальная ситуация, когда Газпром просит денег у государства. Помимо потери главного рынка — Европы, где три десятка стран исправно оплачивали все поставки, практически не торгуясь, убытками газовый монополист обязан своему главному акционеру — российскому государству. Когда власти в 2022 году срочно понадобились деньги, там, не сомневаясь, взяли их там, где брали всегда — в Газпроме.

— Налоги выросли. В 2022 году 1,2 триллиона рублей Газпром заплатил за три месяца, вытащил из кармана. Правда, там были и очень большие доходы, — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, старший научный сотрудник Финансового Университета Станислав Митрахович.

Доходы иссякли достаточно быстро, уже к осени 2022 года. Перелом наступил, когда взорвались «Северные потоки», а в ответ на западные санкции российские власти ввели ограничения на поставку газа в Европу. Деньги в газпромовской кассе оставались, но недолго.

— В 2023 году с января каждый месяц 50 млрд рублей платится — 600 млрд рублей в год. Если бы не было этого дополнительного налога, то и убытков бы тоже не было. Эти 50 млрд не связаны с результатами работы Газпрома. Просто бери и плати. Так что, ситуация для него сложная, — поясняет сложные взаимоотношения между газовым монополистом и главным акционером Станислав Митрахович.

Правда, от многомиллиардной инвестиционной программы в компании никто не отказывается до сих пор. И о том, что топ-менеджмент Газпрома решил сократить свое вознаграждение, что-то тоже не было слышно. Каждый год сумма на выплаты менеджерам только росла. Вот выдержка из отчета Газпрома за 2021 год:

«Краткосрочное вознаграждение членов Совета директоров и Правления ПАО „Газпром“, включая заработную плату, премии и вознаграждение за участие в органах управления Компании, составило в отчетном году 1 932 189 тыс. руб. Указанная сумма включает налог на доходы физических лиц и страховые взносы.»

1 миллиард 923 миллиона рублей получили члены Совета директоров и Правления.

2022 год — на краткосрочное вознаграждение топ-менеджмента было выделено на 48% больше — уже 2 миллиарда 866 миллионов рублей.

Примерно столько же запланировано и по результатам за 2023 год — 2 миллиарда 772 миллиона рублей (такая цифра значилась в отчете компании по РСБУ). Правда, Совет директоров в начале мая 2024 года решил восстановить «справедливость» и уменьшил выплаты до 2 миллиардов 100 миллионов за прошедший год.

Вознаграждение ежегодно получают как члены Совета директоров, кроме министров, входящих туда от государства, так и члены Правления — всего 18 человек. Все они его и получат за 2023 год. За это проголосовали и представители государства — 4 министра и бывший председатель правительства Зубков.

А тем временем команда Алексея Миллера просит у государства увеличить тарифы для ВСЕХ граждан и бизнеса в полтора-два раза, но есть ли готовность в компании уменьшить собственные аппетиты? Убыток — неприятно, но 2 миллиарда менеджерам — это святое.

Отчет ПАО «Газпром» по РСБУ за 2023 годФото: newizv.ru

Как должны расти тарифы за газ?

Как говорят эксперты, правительство пошло на опережающее повышение тарифов. В плане его не было, но Газпром настойчиво попросил об этом. Газовый концерн обосновывал такое повышение тем, что бизнес внутри страны прибыли не приносит. Эксперты говорят, что Газпром делает убытки на внутреннем рынке из-за того, что статистика непрозрачная. Директор по исследованиям и развитию Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев говорит:

— Понятно, что Газпром хотел бы повысить цены в полтора или два раза. Можно и в 10 раз повысить. Понятно, что любой поставщик хочет продать свой товар по максимально высокой цене. Поскольку внутрироссийский рынок наиболее крупный и основной, раньше он был по объемам основной, а сейчас он становится все более важным по выручке, здесь важен вопрос баланса между интересами производителей и потребителей.

Топливно-энергетический баланс страны наполовину состоит из газа.

Особенно он важен для производства электроэнергии и для теплоснабжения. В европейской части России более 70% ТЕЦ работают на газе. Москва получает электричество и тепло на 100% из газа, на и в других больших городских агломерациях ситуация похожая.

Низкие тарифы на газ — это экономическое преимущество для российской промышленности. Большие объемы газа потребляет не одна экспортная отрасль — удобрения, металлургия, цемент. Поэтому просто взять и повысить тарифы невозможно — если к страновым и санкционным ограничениям прибавится еще высокая цена, об интересе покупателей можно уже не говорить.

Для внутренней ситуации резкое повышение тарифов будет означат разгон инфляции, говорит Алексей Белогорьев, В силу того, что газ доминирует в электроэнергетике в европейской части, где живут 70% населения страны, а с Уралом — 80%, стоимость газа входит в стоимость электроэнергии, и это касается всех потребителей. Экономический вопрос становится важным социально-политическим вопросом, считает эксперт:

— Повышать тарифы населению еще более быстрыми темпами противоречит собственной политике. Я думаю, что цены будут расти, и правительство будет стараться сдерживать их в пределах инфляции, может быть, с небольшим плюсом к инфляции. Плюс один-два процента. Но говорить о том, что правительство готово повышать тарифы на 20% в год, это не так. Правительство к такому не готово, и экономика к такому не готова.

Эксперты уверенно говорят о том, что газ будет дорожать каждый год, но резких движений следует избегать.

— Есть факторы привычки и промышленных потребителей, и социальных потребителей к определённому уровню цен. Нельзя же в шоковом режиме жить, надо делать это постепенно. Я думаю, газ для населения и для промышленности будет дорожать постепенно. Если у нас будут запланированы сюжеты, связанные с реформой рынка, реформой всей системы газоснабжения, там уже могут быть другие вариации, если либерализован рынок будет. Но сейчас с учётом всех обстоятельств, это вряд ли произойдёт, — сомневается Станислав Митрахович.

Новых мощностей про производству СПГ, кроме Сахалин-2 и Ямал СПГ, у Газпрома нетФото: Сахалинская энергия

Повышение тарифов — не единственный способ помочь Газпрому

Поскольку цены на газ в России субсидированные, и они определяются Федеральной антимонопольной службой, а не производителями топлива, покрыть убытки Газпрома через повышение тарифов невозможно. Станислав Митрахович поясняет, почему:

— Газпром генерирует убытки, потому что он и поддерживает единую систему газоснабжения, газопроводы, занимается социальной газификацией. В России газифицировано всё, что имело коммерческий смысл. То, что осталось, имеет социальный смысл, с точки зрения развития страны. Никакие СНТ не создадут объём, сопоставимый с металлургической промышленностью. Есть Красноярск, который готов платить, но без строительства «Силы Сибири 2» туда большой трубы нерентабельно тащить.

«Сила Сибири -2», от которой фактически на данный момент отказались китайцы, хотя эксперты предпочитают другую формулировку — «проект отложили», нынешнюю ситуацию Газпрома не только не исправила бы, но даже усугубила. Если трубу начнут тянуть в середине 2020-х, то реальную отдачу она начнет давать во второй половине 2030-х годов. Строительство в нынешней тяжелой финансовой ситуации принесет компании еще большие огромные траты.

— Финансовое положение Газпрома заметно улучшится, когда или если государство откажется от дополнительных налоговых изъятий. Пока текущие дополнительные сборы 50 млрд в месяц будут действовать до конца 2025 года. Если государство откажется от этих изъятий, положение Газпрома уже улучшится. В год дополнительное изъятие НДПИ составляет 600 млрд рублей. Дно добычи и экспорта мы прошли в прошлом году, и добыча и экспорт у Газпрома будет расти. С трубопроводным газом сложный вопрос, там зависит от украинского транзита, но и он, скорее всего, будет увеличиваться. Но и поставки СПГ, несмотря на проблемы с санкциями, будут медленно расти, — уверен Алексей Белогорьев.

Реальная угроза, помимо ужесточения санкций и нового перераспределения рынков сбыта, кроется в ценовом кризисе после введения новых мощностей СПГ в США и Азии во второй половине 2025 года. Единственной защитой от него станут долгосрочные контракты с азиатскими странами, где цены на газ все еще привязаны к ценам на нефть. Однако есть одно «но» — новых мощностей по производству СПГ у Газпрома нет. Остается «Сила Сибири», за которую Газпром все ругали. А оказалось, что теперь «Сила Сибири» стала опорой Газпрома. Хотя все знают — в России надо жить долго.

А что касается тарифов на газ для рядовых россиян, то напомним: в 2022 году была проведена двойная индексация (1 июля на 5% и 1 декабря на 8,5%), в 2023 году индексации не было. Но за период 2022–2025 годов цены на газ для населения страны вырастут сильнее, чем средний уровень потребительских цен.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать + 4 =

Кнопка «Наверх»