Новости

Три цвета: прокуратура оценит «серую» долю детского отдыха

 Генеральная прокуратура оценит подготовку к летнему оздоровительному отдыху, отдельное внимание уделив организациям, которые проводят различные обучающие курсы, семинары и спортивные мероприятия для детей, размещая их в обычных гостиницах, частных домах и на базах отдыха. В надзорном ведомстве отмечают, что эти предложения часто связаны с уклонением организаторов от соблюдения правил безопасности. «Известия» вместе с экспертами разбирались, какие летние лагеря работают в «белом» секторе летнего отдыха, какие — в «сером», а какие — в «черном».

Какие лагеря попадут под проверку

Генпрокурор Игорь Краснов поручил региональным прокурорам оценить качество мероприятий по подготовке к началу летней оздоровительной кампании. Ведомство в том числе обратит внимание на работу органов исполнительной власти и местного самоуправления, а также региональных межведомственных комиссий по вопросам организации оздоровления детей. Будут изучены эффективность программ доступного детского отдыха, поддержка профильных организаций, закупка льготных путевок для детей из многодетных и малообеспеченных семей. Особое внимание обратят на обеспечение путевками детей участников специальной военной операции и ребят из регионов, пострадавших в результате паводков.

          

  Отдельно прописано, что в этом году будет дана оценка законности деятельности организаций, которые, по сути являясь летними лагерями, скрывают свою деятельность за другими формами. В прокуратуре подчеркивают, что такие организации часто предлагают свои услуги через интернет.

«Нередко под видом оказания услуг, связанных с оздоровлением, предлагаются иные досуговые мероприятия (спортивная подготовка, обучающие курсы, семинары, фестивали, экскурсии и т. д.). Однако затем детей размещают в обычных гостиницах, частных домах, на базах отдыха, — говорится в заявлении Генпрокуратуры. — Такие предложения часто связаны с уклонением организаторов от государственного контроля и соблюдения правил безопасности, санитарных норм».

Белый: какие лагеря имеют лицензию

Член Ассоциации юристов России Мария Спиридонова поясняет, что понятие детского лагеря (а точнее — организации отдыха детей и их оздоровления) прописано в статье 2 Федерального закона №124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

— Согласно документу, детский лагерь — это организация, которая оказывает услуги по организации отдыха и оздоровления детей сезонного или круглогодичного действия, стационарного или нестационарного типа, круглосуточного или дневного пребывания. Такими организациями являются лагеря, созданные образовательными учреждениями, лагеря труда и отдыха, лагеря палаточного типа, детские профильные лагеря, а также лагеря тематической направленности,  — сказала она «Известиям».

К организациям отдыха детей приравниваются в том числе индивидуальные предприниматели, оказывающие подобные услуги.

В статье 12 закона №124-ФЗ прописывается, какие требования обязаны соблюдать детские лагеря: создание безопасных условий пребывания детей; их содержание и питание; при необходимости — оказание первой и медицинской помощи. Сотрудники должны соблюдать требования о медосмотрах работников организации, нормы обеспечения антитеррористической защищенности и пожарной безопасности. Должна быть охрана или служба безопасности, спасательные посты в местах купания, а также санитарно-эпидемиологическое заключение.

Мария Спиридонова подчеркивает, что оказывать подобные услуги могут только лагеря, включенные в реестр организаций отдыха и оздоровления.

— О своей деятельности лагерь обязан уведомлять уполномоченный в этой сфере орган исполнительной власти субъекта. Например, в Москве это Департамент культуры города Москвы и подведомственный ему Мосгортур, в Краснодарском крае — министерство труда и соцразвития Краснодарского края, в Крыму — министерство образования, науки и молодежи Республики Крым. Эти же органы ведут реестр, — говорит юрист.

В статье 12.2 закона «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» прописано, какую информацию должны предоставить детские лагеря для того, чтобы их внесли в реестр. У них в том числе должна быть лицензия на медицинскую деятельность либо договор об оказании медицинской помощи, лицензия на осуществление образовательной деятельности, если она подразумевается в работе лагеря.

Председатель правления Фонда развития детских лагерей, кандидат психологических наук Андрей Данилков отмечает, что организации, находящиеся в реестрах, — это так называемый «белый» сектор сферы детского отдыха. Но существует еще «серый» и «черный».

— Организаторы, которые находятся в «белой» зоне, — это законопослушные руководители детских лагерей, которые стараются выполнить все правила Роспотребнадзора, МЧС, Росгвардии — всю «нормативку», которая связана с качеством и безопасностью детского отдыха, — сказал он «Известиям».

Серый: какие лагеря работают по другому закону

К «серым» детским лагерям Андрей Данилков относит так называемые альтернативные схемы, которые работают не по законам «Об образовании» или «Об основных гарантиях прав ребенка», а по закону «О туризме».

— Эти схемы позволяют размещать детские группы — туристические или фестивальные, на форумах и семинарах — в местах, которые не предназначены только для проживания детей. Часть из этих мест размещения не соответствуют требованиям того же самого СанПиНа, в которых работают наши коллеги — официальные организаторы детского отдыха, — сказал он.

Вице-президент РСТ, генеральный директор юридического агентства «Персона Грата» Георгий Мохов также указывает на значительный сегмент рынка организованного детского туризма, отличный от отдыха и оздоровления в детских лагерях.

— Это многочисленные тематические выезды: образовательные, спортивные, музыкальные, хореографические, патриотические и прочие. Размещать эти группы в реестровых лагерях невозможно и нецелесообразно, потому что нет достаточного количества мест и условия там другие. Соответственно, организаторы идут по пути размещения в отелях, пансионатах и даже в частном секторе, — сказал он «Известиям».

По словам Георгия Мохова, такие организаторы не преследуют цель уклонения от контроля, но находятся в ином сегменте, за рамками норм, регулирующих деятельность именно детских лагерей.

— Во многом определение статуса организации зависит от перечня услуг и договорных отношений с родителями, а также от наличия очевидных признаков лагеря: упоминание в рекламе «летний лагерь», периодические заезды на смены, программа и распорядок дня, организация досуга и питания и т. д., — перечислил Георгий Мохов.

По его словам, после проверок контрольных органов деятельность какой-нибудь тематической летней школы запросто могут переквалифицировать и признать скрытым лагерем, таких случаев было достаточно много.

Сегодня власти активно рассылают запретительные письма в начале каждого сезона, чтобы гостиницы и пансионаты не селили группы детей без родителей. При этом объекты размещения переквалифицироваться в детские лагеря не хотят: в таком случае они попадают под очень строгие санитарные и прочие нормы.

— Из-за этого возникает дисбаланс: есть спрос на отдых детей не в лагерной форме, при этом обеспечить законность такого отдыха стало очень непросто, организаторы вынуждены всячески выворачиваться из-под признаков отдыха и оздоровления, попадающего под обязательную реестровую регистрацию, — заметил Георгий Мохов.

Андрей Данилков подтверждает: в сфере детского отдыха существует избыточное нормирование, которое тормозит развитие сферы детского отдыха.

— Чем больше требований, тем больше выражена тенденция ухода в эти альтернативные «серые» или даже «черные» схемы, — сказал собеседник «Известий». — Эксперты нашего Фонда развития детских лагерей эту прямую зависимость уже отследили. С другой стороны, эти избыточные нормы появились не просто так. Как армейский устав, который написан кровью, так и любой пункт СанПиНа и пожарных правил, скорее всего, имеет за собой какие-то случаи.

Источник в отрасли отмечает, что зачастую серые схемы, при которых дети живут в отелях и на базах отдыха, оказываются предметом работы официальных туроператоров: они создают продукт, с одной стороны, допустимый, а с другой, — не существующий в правовом поле.

— Прокуратура начинает их проверять, но у этого продукта такая правовая упаковка, что всё выглядит как абсолютно легальный тур, тем более что детский туризм у нас в стране не запрещен. Сюда же относятся выездные образовательные программы: компьютерные, математические школы, спортивные программы и фестивали. Они в нашем законодательстве практически никак не отражены, — говорит источник «Известий».

Черный: в какие лагеря нельзя отправлять детей

Одно дело, когда у таких фестивалей и образовательных программ есть все необходимые лицензии, и совсем другое, когда детям предоставляют услуги неизвестного качества: без проверок остается выполнение и пожарных, и санитарных, и технических норм, а также образовательный контент, который получают дети. Как поясняет собеседник «Известий», это уже даже не «серый», а «черный» рынок.

— Совершенно не понятно, что там творится в плане санитарии, здоровья, нарушения половой неприкосновенности подростков, что они получают под видом образовательных программ. Поэтому решение Генпрокуратуры считаю абсолютно правильным. И возмущения, что ущемляют бизнес, здесь будут несправедливы, — добавил эксперт.

Андрей Данилков отмечает, что в «черном секторе» игроки категорически не хотят выполнять никакие нормы закона.

— Это может быть как уход от надзора, так и уход от налогообложения. Очень часто по этой схеме идут тренеры различных спортивных секций, которые ищут базу отдыха или какой-то кемпинг, собирают наличные с родителей, привозят детей на базу. С одной стороны, это приводит к удешевлению продукта, с другой стороны, мы видим, что в этих местах размещения дети подвергаются всевозможным рискам, — сказал он.

Эксперт пояснил, что недавно говорил с директором лагеря в Горном Алтае, который пожаловался на детей-спортсменов, безо всякого надзора гуляющих по горным дорогам.

— У них две тренировки в день, а всё остальное время они предоставлены сами себе, тренеры ими не занимаются. Дети ищут развлечения: кто в магазин идет, кто еще куда-то. Этот подход подвергает жизнь и здоровье детей колоссальному риску, и нужно с этим бороться, — рассказывает Данилков.

Источник добавляет, что в случае, если всё-таки подобные незаконные формы детского отдыха будут прекращены, «черный рынок» переместится за рубеж, где регулировать ничего нельзя: детей будут вывозить на нелегальные программы в Корею, Сингапур, на Кипр и в другие страны. Однако, с учетом расходов на такие лагеря, этот рынок перейдет в элитарный сегмент — и игроки вынуждены будут предоставлять качественные услуги, просто опасаясь «разбирательств по понятиям».

Преподаватель кафедры юридических и социально-гуманитарных дисциплин университета «Синергия», владелец юридического бюро «Палюлин и партнеры» Антон Палюлин напомнил, что в России с 1 июня 2020 года детские лагеря, функционирующие без включения в реестр, должны быть оштрафованы на сумму от 500 тыс. до 1 млн рублей.

— Несмотря на большие штрафы, стремление заработать на детском отдыхе толкает людей на организацию незаконных детских курортов, — рассказал он «Известиям». — Например, летом 2023 года в Сочи прокуратура дважды закрывала незаконный лагерь «Солнечный остров», не внесенный в реестр детских лагерей, который к тому же допускал нарушения санитарного и противопожарного характера. Против владельца было возбуждено уголовное дело.

Эксперт призывает родителей проверять информацию о детском лагере, в который собираются отправить ребенка, в актуальном реестре организаций отдыха и оздоровления детей своего региона.

— Реестр каждого субъекта находится в свободном доступе, поэтому, прежде чем отправить в лагерь ребенка, важно посмотреть сведения о нем в реестре: как давно там проводились проверки, устранены ли выявленные нарушения, оборудовано ли соответствующим образом место для купания детей, — также отмечает Мария Спиридонова.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 1 =

Кнопка «Наверх»