Новости

Ваучерная приватизация 1992-1994 годов– фальшивая от начала до конца

Младореформатор Анатолий Чубайс уверял российских граждан, что на один ваучер можно будет приобрести две машины «Волга», но получилось так что со временем за него давали не больше двух бутылок водки, хотя стоимость ваучера была десять тысяч рублей. А те, кто скупал ваучеры у населения по дешёвке, смогли приобрести в собственность российские предприятия.

Американский экономист, профессор, руководитель «Института Земли» в Колумбийском университете Джеффри Сакс, который возглавлял группу экономических советников при Ельцине, был разочарован в том, как проводилась приватизационная реформа, когда людям обещали одно, а делали другое.

«Российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее», — говорил Сакс.

На что Чубайс ему ответил: «Мы решали совершенно другого масштаба задачи, что мало кто понимал тогда, а уж тем более на Западе. Главная задача — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили».

Председатель Госкомимущества Анатолий Чубайс на пресс-конференции «Народная приватизация: акции, чеки», 1992 год

14 августа 1992 года президент Борис Ельцин подписал Указ «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации».

Этот документ дал старт ваучерной приватизации в стране, в результате которой по задумке властей большая часть государственного имущества должна была перейти российским гражданам, всем поровну, по справедливости.

В обращении к гражданам президент Ельцин заявил: «Нам нужны миллионы собственников, а не кучка миллионеров… Приватизационный чек — своеобразный билет для каждого из нас в свободную экономику. Чем больше будет в России собственников, деловых людей, для которых конкретные действия важнее пустопорожних разговоров, тем скорее в России наступит благополучие».

С 1 октября 1992 года ваучеры начали выдавать во всех отделениях Сбербанка, каждый россиянин, в том числе дети и пенсионеры, мог получить 1 приватизационный чек на 10 тысяч рублей.

Всего было выпущено 140 млн ваучеров на сумму 1,4 трлн рублей, что по оценкам экономистов составляло 35% всей стоимости предприятий.

С самого начала ваучер был полным обманом. Его стоимость специально была занижена, по сути это был грабёж. Если бы реальную стоимость национальных богатств России разделили на всё население, то чек бы стоил не 10 тысяч, а гораздо больше, возможно от 200 до 400 тысяч по разным оценкам экономистов.

Если бы ваучер был именным и с дорогой стоимостью, то не каждый бы согласился продать его за две бутылки водки или несколько килограммов сахара, но его сделали обезличенным и дешёвым, и мошенники ездили по деревням и скупали ваучеры за бесценок.

Если посмотреть, как производилась ваучеризация в Европе, то, например, в Венгрии и Чехии ваучеры были именными и продать их можно было только через нотариуса. В некоторых странах Восточной Европы чеки были купонными, их можно было разделить на несколько купонов и вложить в разные предприятия. Длилась ваучеризация в Европе около 10 лет, а в России это проводилось в такой спешке безо всякой разъяснительной работы, хотя Чубайс это объяснил – спешили убежать от коммунизма.

Анатолий Чубайс и Егор Гайдар в книге «Развилки новейшей истории России» объясняют, почему не выбрали именную ваучеризацию.

Просто Сбербанк не захотел связываться с таким крупным и бесплатным проектом.

«Каждому жителю и города, и глухой деревни предстояло не только открыть специальный счет в банке, но и многократно делать переводы для приобретения пакетов акций приватизируемых предприятий. Бесплатная приватизация через счета в Сбербанке была организационно трудно реализуема, могла привести к техническому коллапсу», — написали Чубайс и Гайдар в своей книге.

Вот и выбрали скоростную модель – хотелось побыстрее обогатиться, и всё у них получилось, а про народ и не думали вовсе. Новые собственники, купив заводы, не спешили их открывать, некоторые по неумению рушили производства, выбросив при этом миллионы людей на улицы.

Уже во время приватизации стало понятно, насколько неправильно была оценена стоимость госпредприятий, которых в стране насчитывалось 250 тысяч и которые оценили всего в 4 трлн рублей. Данные оказались настолько занижены, что «по дешёвке» на ваучеры можно было купить предприятие, только нужно было поездить по глухим деревням и собрать побольше ваучеров.

Тогда, в 1994 году, в «Независимой газете» вышла статья Григория Явлинского, где он написал, что: «Вся идея «народной приватизации» фальшива от начала до конца. Общая сумма ваучеров, розданных гражданам, соответствует всего лишь нескольким процентам той массы богатства, которую они должны были представлять».

Самое страшное, что ваучеризации подверглись стратегические отрасли и оборонные предприятия, которые должны были остаться у государства, причем пакеты акций по таким предприятиям уходили иностранцам. Всё дело в том, что американцы через подставных лиц скупали ваучеры, а затем за ваучеры приобретали акции оборонных предприятий.

Не удивительно, что на военных заводах по производству оружия, подводных лодок, самолётов и так далее, появились американцы. Шло целенаправленное разрушение оборонный промышленности России.

Многие граждане, особенно сельские, получив ваучеры, просто не знали и не понимали, что с ними делать. Примерно 34% получивших ваучеры, стали их продавать скупщикам, а поскольку желающих продать было много, цена на ваучеры упала до 5-6 тысяч рублей.

Чтобы упростить задачу по перекупке ваучеров, в правительстве было решено создать посредника — чековые инвестиционные фонды (ЧИФы), якобы они помогут гражданам правильно вложить ваучеры.

В результате бизнесменами было создано несколько сотен ЧИФов, которые собрали с граждан более 40 миллионов ваучеров, а потом исчезли. Как написали в вышеупомянутой книге Чубайс и Гайдар: «Из-за непрофессионализма их менеджеров и банального воровства все 40 млн вкладчиков оказались обмануты. Сегодня ясно, что для реального контроля над ЧИФами надо было выстроить систему, сопоставимую по сложности и влиятельности с банковским надзором, который, как известно, сформировался в России только к концу 1990-х годов. Создать такую систему в 1992–1993 годах было просто невозможно».

Те, кто скупал ваучеры затем принимали участие в чековых аукционах, всего их за небольшой период с декабря 1992 года по февраль 1994 года прошло более 9 тысяч аукционов. На них новыми собственниками госпредприятий стали многие представители криминала и бизнеса из нынешнего списка Forbes.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 8 =

Кнопка «Наверх»