Экономика

Вход — рубль, выход — миллиард: Россия преподает урок мировому бизнесу

Россия — как известно, душа щедрая. Для хороших людей она мать родная, а для плохих — теща. На государственном уровне у нас давно реализована практика, когда привечают всех желающих работать, создавать рабочие места и платить налоги. С началом СВО многие ранее годами работавшие компании и бренды срочно засобирались на выход. Кто-то добровольно, по убеждениям, кто-то по принуждению, благо ни Вашингтон, ни Брюссель, ни Лондон не стесняются душить непослушных вольнодумцев. Некоторые ушли по-настоящему, многие имитировали горячее желание, упорно топчась на пороге и украдкой пересчитывая получаемые прибыли. На сегодня условно последней крупной компанией, окончательно свернувшей свою деятельность в России, стала финская Metsä Group.

Финский лесопильный концерн продал все свои дочерние компании в России14 мая, 22:17Как объявили новые владельцы — группа компаний «Вологодские лесопромышленники» — они приобрели четыре финские «дочки» в Ленинградской области, а именно компании «Мется Свирь», «Мется Форест Санкт-Петербург», «Мется Форест Подпорожье» и «Мется Борд Рус». Новость хорошая даже на первый взгляд, ибо вологжане уже заявили, что готовы принять на работу всех старых сотрудников и вновь запустить в работу завод, демонстративно остановленный финнами еще в 2022-м.

Ни сумма, ни прочие условия сделки не разглашаются, но, зная реалии ухода многих предыдущих компаний, а также учитывая, что Metsä больше двух лет искала покупателя, можно предположить, что финны либо продали свои российские «дочки» с изрядным убытком, либо оставили себе лазейку для тихого возвращения. Именно так ранее сделали уже многие беглецы из числа трансграничного бизнеса.

Короткая справка, чтобы не казалось, что мы обсуждаем закрытие палатки с шаурмой.

Metsä Group существует почти 80 лет, на ее пилорамах и проклеечных станках трудятся более девяти тысяч рабочих, что, конечно, не сравнить с численностью персонала на сталелитейных комбинатах, но в условиях современной автоматизации труда тоже весьма немало. Компания выпускает широкий спектр продукции, куда входят туалетная и кулинарная бумага, бумажные полотенца, изделия картонные и из целлюлозы, пиломатериалы, фанера, геотекстиль и многое другое. 

Последняя опубликованная финансовая отчетность за 2021 год свидетельствует, что совокупная выручка Metsä составила более шести миллиардов евро. Затем началась СВО — был закрыт завод «Мется Свирь» и были прекращены закупки лесоматериалов для заводов компании в Финляндии и Швеции.Как гласит старинная финская пословица: каждый сам кузнец своего счастья. Или не кузнец, тут уж кому как повезло.Списки компаний, покинувших гостеприимные российские берега, теперь пополняются не очень часто, так как основной поток уже схлынул, а западные центры силы додавливают последних упрямцев. Зато регулярно обновляются цифры их финансовых потерь. Попутно в прессу просачиваются размеры прибыли сохранивших присутствие в России, что особенно обидно для отчаливших.

По состоянию на конец прошлого года крупнейшие убытки от прекращения операционной деятельности в нашей стране заявили: голландский телекоммуникационный гигант Veon (почти четыре миллиарда), французские автопроизводители из Renault Group (2,5 миллиарда), сеть американских харчевен McDonald’s и швейцарский нефтетрейдер Glencore недосчитались по 1,2 миллиарда. Итальянские нефтяники из Enel, немецкие тяжелые машиностроители из Siemens, британские торговцы табаком из British American Tobacco и японские автопромышленники Nissan похудели от полумиллиарда до 800 миллионов на брата.

Британская топливная Shell и американская нефтесервисная Baker Hughes до полумиллиарда немного недотянули, но тоже не ушли обделенными. Свернули свою деятельность Visa, Mastercard, American Express, Hapag-Lloyd, FedEx, UPS, DHL, Cyprus Post, Google Pay, Maersk, CMA CGM, Apple Pay, PayPal, MSC, Shipco, Oсean Network Express, Binance, Goldman Sachs, JP Morgan Chase, Western Union.Ну и так далее. Список длинный, и интересующиеся могут сами легко найти по прочим бизнес-уклонистам.

Львиная доля сделок по передаче своего отлаженного бизнеса с различной степенью прибыльности проведена в закрытом режиме — не разглашаются ни суммы, ни условия. Но кулуарно курсируют упорные слухи, что очень многие (если не большинство) зарубежные компании продали свои доли, передали физические производственные мощности гораздо ниже рыночной цены. Кто поумнее и с более гибкой деловой спиной, те продали доли либо своим же «дочкам», либо третьим лицам, но с обязательной оговоркой, что в течение определенного срока (обычно это пять-семь лет) они могут выкупить все обратно по той же стоимости. 

Более заторможенные отдают тоже с двух- и трехкратным дисконтом, но уже окончательно.

Притормозим и поясним.

Мы давно и много читаем, как выдавливают — часто откровенно незаконно — наши компании из Евросоюза и Запада в целом. Но это та игра, в которую можно играть вдвоем. Любая профильная ниша — будь то обслуживание буровых станков, производство писчей бумаги или штамповка гвоздей — всегда узкая, и все игроки в ней друг друга знают. Если не напрямую, так через одно рукопожатие. И когда западные компании стали объявлять о своих намерениях покинуть самую гостеприимную страну в мире, наши игроки перешли в режим терпеливого ожидания. Потому что они-то остаются при своем, а бизнес-релокантам кровь из носу нужно продать заводы, газеты и пароходы, так как их за горло держит жесткая рука вашингтонского обкома. Попутно Москва просит перед отдачей швартовых заплатить все налоги и погасить прочие обязательства, что в условиях сворачивания деятельности тоже немалая статья расходов. Потому многие из перечисленных компаний продавали свои активы год, два и более. Метались, предлагали, хитрили и выторговывали условия получше.

На языке 90-х это называлось «дать клиенту дозреть». Кто-то быстро принял новую реальность, кто-то упирался, но результат один. Все, кто в России стриг финансовую шерсть, по итогу сами ушли остриженными. Ничего лично, господа, просто бизнес, как вы любите говорить. Пока вы у нас работали, на вас распространялись законы делового гостеприимства, а как только вы окрасили себя в недружественные цвета — пожалуйте бриться.

В завершение добавим еще ложку уксуса.

Пока уехавшие кисло считают убытки, оставшиеся декларируют кратный рост оборотов и прибылей. Financial Times подсчитала, что оставшийся австрийский Raiffeisen заработал в России вдвое больше денег, чем все прочие офисы, вместе взятые. 

Прибыль финансовой группы за прошлый год составила 1,7 миллиарда евро, 70 процентов из которых обеспечил российский филиал. На все нападки австрийские банкиры отвечают, что уже совсем скоро покинут Россию, при этом на рекрутинговых сайтах висят объявления о поиске новых сотрудников.Но главным рекордсменом, наверное, стала венгерская банковская OTP Group. Компания в 2023-м задекларировала рост прибыли до 1,3 триллиона рублей, что в 200 раз больше, чем за предыдущий финансовый год.

Завершим наш разговор русской народной мудростью. 

Хочешь работать в России — работай и богатей. А не хочешь — оставь корову и проваливай.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × три =

Кнопка «Наверх»